Вся президентская рать: Кто первым даст показания на Трампа

Знаток вашингтонских инсайдов Элизабет Дрю о том, какие сюрпризы готовит Дональду Трампу расследование спецпрокурора Мюллера

Как и остальные его сограждане, президент США Дональд Трамп узнает, что между желаемым и действительным лежит пропасть, когда дело доходит до расследования незаконных действий президента и членов его команды. Трамп получил этот урок одновременно с обвинительным заключением на бывшего руководителя своей предвыборной кампании Пола Манафорта и его делового партнера Рика Гейтса. Еще более грозным выглядело то, что молодой советник по внешней политике кампании Трампа Джордж Пападопулос заключил сделку со специальным прокурором Робертом Мюллером и начал сотрудничать со следствием еще в начале лета.

Американцы уже несколько месяцев знают, что Мюллер, который возглавлял ФБР в течение 12 лет и очень уважаем как республиканцами, так и демократами, слов на ветер не бросает; он был назначен спецпрокурором после того, как Трамп совершил катастрофическую ошибку, уволив директора ФБР Джеймса Коми за "все эти российские дела". Мюллер известен своими жесткими, подогнанными без зазора и беспощадными методами расследований, из его офиса ничего не просачивалось в течение нескольких месяцев. Лишь в понедельник утром, 30 октября, когда были объявлены обвинения Манафорту и Гейтсу, публика узнала, что именно искал и что именно нашел Мюллер. Он продолжил работу, которую начало ФБР, чтобы выяснить, были ли замешаны члены предвыборной команды Трампа или его ближнего круга в попытках России повлиять на выборы 2016 года в пользу Трампа. 

Дональд Трамп (Фото EPA)

Дональд Трамп (Фото EPA) 

В прицеле - Трамп 

Хотя Трамп любит напоминать, что он не находится под следствием (он утверждает, что Коми сказал ему именно это, и, возможно, в то время это так и было), не может быть никаких сомнений, что главной целью Мюллера является именно президент. Безупречная репутация Мюллера говорит о том, что если он не найдет злоупотреблений Трампа, он не будет тужиться, чтобы предъявить ему хоть что-нибудь. И он не пойдет по пути спецпрокурора Кеннета Старра, который цеплялся за что угодно, лишь бы выдвинуть хоть какие-то обвинения против Билла Клинтона.

Используя классическую тактику следствия, Мюллер начал с предъявления обвинений тем, кто стоит в нижней части тотемного столба, в надежде, что реальность перспективы многолетноего заключения убедит их сотрудничать со специальным прокурором и его командой. Чтобы поощрить их к сотрудничеству, Мюллер взял в команду бывшего федерального прокурора, известного умением в ходе следствия превращать обвиняемых в свидетелей стороны обвинения.

Поэтом когда обнаружилось, что Манафорт, бывший доверенный кандидата в президенты от Республиканской партии, а с недавних пор дорогостоящий политконсультант и фиксер, известный роскошным образом жизни, в компании с Гейтсом двинулись бодрым маршем в штаб-квартиру ФБР, чтобы дать показания по немалому списку выдвинутых против них уголовных обвинений, по столице США прокатилась ударная волна. Мюллер выдвинул против Манафорта крайне серьезные обвинения по 12 уголовным эпизодам, в том числе по отмыванию миллионов долларов через офшорные банки и использовании этих средств для покупки дорогих шмоток, роскошных автомобилей, антиквариата, недвижимости и так далее. Учитывая обвинения в уклонении от уплаты налогов и нарушении требования федеральной регистрации услуг по лоббированию, Манафорту могут грозить несколько десятков лет отсидки. Гейтс получил обвинения в менее серьезных преступлениях, но ему также светит перспектива немалого тюремного срока. Оба подозреваемых заявили, что виновными себя не признают по всем пунктам, включая пункт насчет "заговора против Соединенных Штатов". 

Пол Манафорт (Фото - EPA)

Пол Манафорт (Фото - EPA)

Обвинения против Манафорта  на его неутолимой алчности - обычном для обитателей Вашингтона социальном пороке. Но поскольку действия, по которым он обвиняется, были совершены до начала президентской кампании 2016 года, президент позволил себе по этому поводу момент публичного торжества и громко твитнул "НИКАКОГО СГОВОРА!". Неизвестно, успели ли на тот момент адвокаты Трампа объяснить своему клиенту вероятную стратегию обвинения, но имеет смысл предположить, что они это сделали.

Вероятно, от президента не ускользнуло предположение, что, обвинив Манафорта и Гейтса в действиях, предшествующих выборам, Мюллер, возможно, послал сигнал о том, что он может действовать таким же образом и против Трампа. Трамп предупредил, что расценит это как пересечение "красной линии"; но даже высокопоставленные конгрессмены-республиканцы уже успели предупредить Трампа, чтобы он ни в коем случае не пытался отстранять Мюллера.

В любом случае, как бы глубоко ни было облегчение Трампа в связи с тем, что обвинительные заключения Манафорту и Гейтсу не касались связей с Россией во время предвыборной кампании, это облегчение было недолгим. Через час после новости об этих двух обвинительных актах, наблюдатели были ошеломлены обнародованием заявления Пападопулоса, довольно мутного советника из предвыборной команды, который был обвинен в даче ложных показаний ФБР, и, по-видимому, к тому моменту сотрудничал с властями уже в течение нескольких месяцев. Деятельность Пападопулоса представляет собой самую серьезную угрозу, с которой столкнулся Трамп (по крайней мере, на данный момент), потому что в течение нескольких месяцев Пападопулос пытался связать кампанию с русскими, от которых он намеревался получить "грязь" на Хиллари Клинтон. При этом Пападопулос не действовал в одиночестве: его поощряли более высокие участники кампании Трампа, один из которых, Сэм Кловис, национальный сопредседатель кампании, уже успел побеседовать с Мюллером и большим жюри.

В совокупности эти три обстоятельства говорят о том, что президенту предстоят серьезные проблемы. Многое будет зависеть от того, удастся ли Манафорту заключить сделку со спецпрокурором; его альтернативы - 20 лет в тюрьме или обращение к Трампу о помиловании. Трамп дал понять, что он готов использовать все полномочия, чтобы такое помилование обеспечить. Однако применение помилования в деле о предполагаемых связях с Россией может привести к тому, что у Трампа обостятся проблемы на Капитолийском холме, где это может быть воспринято как попытка воспрепятствовать правосудию. Кроме того, дело Манаформа расследует также генеральный прокурор штата Нью-Йорк, а полномочия президента по помилованию распространяются только на федеральные обвинения. 

Спецпрокурор Роберт Мюллер (Фото EPA)

Спецпрокурор Роберт Мюллер (Фото EPA) 

Русские в деле 

Рассказ Пападопулоса вывел следствие на новый сюжет, в котором русские обращались к людям, близким к кампании Трампа, и предлагали им непроясненный пока компромат на Клинтон в надежде, что те на предложение купятся. Откровение Пападопулоса сразу же напомнило о совещании, которое прошло в Трамп-Тауэр в июне 2016 года, после того, как сын тогдашнего кандидата, Дональд Трамп-младший был ознакомлен с "предложениями по Клинтон" от российского адвоката, связанного с Кремлем. После ответа по электронной почте "мне это нравится" Дональд-младший собрал в своем кабинете встречу всего верхнего эшелона кампании Трампа, включая Манафорта и Джареда Кушнера, зятя Трампа и нынешнего советника в Белогм доме, с участием российского юриста и некоторых ее коллег. 

После того, как о совещании стало известно, Дональд-младший опубликовал заявление, в котором утверждалось, что на встрече обсуждалась тема запрета Кремлем усыновления детей из России родителями из США. И все присутствовавшие на совещании заявили, что обсуждение ни к чему не привело. Пока не известно (по крайней мере, публично), так ли это на самом деле, однако Мюллер почти наверняка рассматривает и этот эпизод. Позже выяснилось, что когда отчеты о встрече стали общедоступными, президент, возвращаясь из Европы на "борту номер один", дал себе труд придумать для Младшего объяснения по этому поводу. Известно, что Мюллер весьм заинтересован в информации о том, действительно ли президент помогал своему сыну лгать общественности. 
 

Российское вмешательство в президентские выборы 2016 года, очевидно, было обусловлено представлением Владимира Путина о том, что Трамп будет более мягким, чем Хиллари Клинтон, которую Путин не любил. Прежде всего, Кремль стремился положить конец экономическим санкциям США, которые президент Барак Обама ввел после вторжения России в Украину и аннексии Крыма в 2014 году, а затем ужесточил, когда стало известно о вмешательстве России в президентскую кампанию.

До выборов американские спецслужбы выступили с заявлением, в котором выразили единодушное мнение о том, что вмешательство России безусловно имело место. Но в то время этому заявлению не было уделено достаточно внимания, поскольку оно совпало по времени с бурным обсуждением твита Трампа, где тот похвастался перед ведущей развлекательной программы "Доступ к Голливуду" своими приставаниями к женщинам.

Что знал президент 

Трамп продолжает утверждать (или делать вид), что не верит, будто русские вмешивались в выборы 2016 года. В этом пункте президент застрял: он с самого начала настаивал на том, что расследование Мюллера - это "охота на ведьм", заговор, затеянный демократами, чтобы оправдать проигрыш на выборах, и дать задний ход он теперь не может. 

Можно предположить, что Трамп сейчас испытывает серьезные проблемы, как юридические, так и политические. Опросы общественного мнения показывали падение его популярности до исторических минимумов еще до известий об обвинительных актах и обнародования признаний участников его предвыборной команды. Многое зависит от того, на какой президентской линии обороны Мюллер сочтет нужным остановиться. По общепринятому мнению, действующему президенту не могут быть предъявлены обвинения в совершении уголовного преступления. Он может подать в отставку и надеяться на помилование, как это сделал Ричард Никсон. Естественным выходом был бы доклад спецпрокурора Конгрессу об обнаруженных им обстоятельствах, и уже Конгресс должен будет решить вопрос в рамках своих полномочий и процедур. Одна из таких процедур - импичмент.

Для многих уже ясно, что Трамп уязвим для обвинения в препятствовании правосудию за то, что он уволил Коми и попросил его и других "не слишком давить" на генерала Майкла Флинна, первого советника по национальной безопасности Трампа, чьи беседы с российским послом об отмене американских санкций были зафиксированы ФБР. Флинн солгал об этих беседах, и ряд наблюдателей полагают, что Флинн, возможно, уже заключил сделку с прокурорами и сотрудничает со следствием.

К моменту отъезда в десятидневную поездку по Азии, Трамп испытывал, возможно, самые серьезные проблемы с момента вступления в должность. Даже если Мюллер не обвинит его в нарушении закона, Трамп, очевидно, наломал немало дров. И по мере того, как Мюллер привлекает к расследованию все больше соратников Трампа, президенту все труднее удерживать в руках бразды правления страной, народу которой он был избран служить.

Элизабет Дрю 
писатель, журналист

 

 

Источник: 
PRпортал

Comments (0)

Leave a comment