Выборы в Германии: Почему немцы вновь выберут Меркель

Уже нет сомнений, что Ангела Меркель останется канцлером, интрига в том, кто будет ее партнером по коалиции и займут ли третье место ультраправые

В это воскресенье в Германии пройдут парламентские выборы. Шансы Ангелы Меркель остаться после них канцлером можно оценить в 99,9%. На данный момент расклад такой, что христианские демократы в существующей смешанной системе выборов получат большинство и по спискам, и по округам.

Христианские демократы используют в своей кампании огромный опыта Меркель, говоря, что мир стал нестабильным, корабль вошел в зону шторма и нужен опытный капитан. Но главным образом в пользу действующего канцлера играет экономическая ситуация. Рост экономики продолжается, безработица падает, внутреннее потребление растет, у людей становится больше денег в карманах, процентные ставки минимальны. Растут цены на недвижимость, но с другой стороны кредит в банке на 100 тыс. евро для приобретения квартиры можно получить со ставкой 1,7%. Принимая во внимание, что инфляция составляет 2%, это фактически бесплатные деньги. В целом, за последние четыре года коалиция добилась хороших результатов, в том числе благодаря предложениям социал-демократов. 

Это не значит, что в немецком обществе нет проблем - в Германии постепенно растет бедность. Это сейчас не слишком заметно, но будет видно лет через 20. Дело в том, что нынешний экономический бум в Германии происходит благодаря мини-jobs, работам с минимальными ставками. Человек может получать 450 евро в месяц и не платить никаких налогов. Или же получать 8 евро в час, то есть 64 евро в день. Это очень мало для Германии - если такой человек будет работать даже по субботам, он будет получать только 1500 евро в месяц при средней зарплате по стране в 3000 евро до налогов и отчислений. Студентам такие мини-jobs выгодны, они могут платить 300 евро за комнату, зарабатывать на двух мини-jobs  900 евро и нормально жить. Пенсионерам, которым не хватает их пенсии, такая схема трудоустройства тоже выгодна.

Но если говорить о других категориях занятых, то мини-jobs скорее будут способствовать росту разрыва по уровню дохода. И сейчас ситуация в Германии такая, что 80% живут хорошо, и на этом фоне не слишком заметны проблемы остальных 20%, которые бедны или близки к бедности.

Кроме того, есть проблема исхода населения из более бедных регионов. В некоторых деревнях в Бранденбурге и Мекленбурге на востоке Германии внешне все замечательно - заасфальтированы улицы, дома приведены в порядок. Но там все меньше жителей - люди выезжают в более богатые земли, а их деревни и городки медленно умирают.

Социал-демократам, которые претендовали на пост канцлера, все эти проблемы в борьбе с Меркель использовать не удалось. Надежды на Мартина Шульца, возглавившего СДПГ этой весной, оказались завышенными и не оправдались. В феврале-марте СМИ говорили о факторе Шульца как реальной угрозе потери власти для Меркель. Однако для того, чтобы достигнуть успеха, лидеру социал-демократов нужно было вести более агрессивную кампанию и идти в лобовую атаку. Этого не произошло.

Социал-демократы понадеялись, что раз идет такой сильный наплыв в ряды партии - и молодежи, и людей среднего возраста - дело сделано, и Шульц стал реальным конкурентом Меркель. Но за этим последовала цепочка поражений на региональных выборах. Самым жестким стало поражение в мае в земле Северный Рейн-Вестфалия, которая последние полвека почти всегда голосовала за СДПГ. Проигрыш этой земли перед выборами имел большой психологический эффект. Северный Рейн-Вестфалия - самая густонаселенная земля Германии - по размерам в два раза меньше Баварии, но жителей в ней на несколько миллионов больше.

Дебаты Меркель и Шульца в начале сентября в немецкой прессе уже охарактеризовали как предкоалиционные переговоры. Сохранение большой коалиции после выборов вовсе не исключено, но если социал-демократы снова пойдут в большую коалицию, это станет для партии самоубийством - и с тактической, и со стратегической точки зрения. Единственное, на что они могут затем рассчитывать - что после еще четырех лет правления Меркель усталость будет такая же, как после 16 лет правления Коля в 1998 году, и это снова даст им шанс. Но это очень ненадежный расчет.

Куда более возможной, чем большая коалиция, выглядит тройная коалиция между ХДС/ХСС, свободными демократами и зелеными.

Свободных демократов часто воспринимают как дополнение к христианским демократам. В 1990-е года христианские демократы в некоторых землях даже просили своих избирателей голосовать за свободных демократов, потому что иначе бы не вышло коалиции. Сейчас же у свободных демократов достаточно своего электората.

Их десятилетиями считали партией владельцев ресторанов, аптекарей и врачей, высшего класса, который получал бешеные деньги и хотел меньше платить налогов. На выборах 2013 года свободные демократы показали себя как абсолютно черствая партия, которая не прислушивается к нуждам маленьких людей. Незадолго до этого, в 2012 году, в Германии произошел крах сети косметических магазинов Schlecker, который затронул 11 тысяч женщин с низкими зарплатами (именно свободные демократы, контролировавшие экономические ведомства трех земель, отказали в кредите сети магазинов, который бы позволил сотрудницам получать выходное пособие и переквалифицироваться за несколько месяцев, - ред.). Лидер свободных демократов Филип Рёслер заявил, что им самим нужно найти себе применение. Это вызвало страшное возмущение в обществе. И то, что свободным демократам не удалось попасть в Бундестаг на тех выборах, вызвало некоторое злорадство.

Но за последние четыре года свободные демократы изменились, хотя их избиратели по-прежнему - люди с хорошим образованием и прочным экономическим положением. Сейчас есть большая группа людей, которые не хотят голосовать за ХДС-ХСС и социал-демократов, и намерены выбрать свободных демократов. У них очень сильные правила и убеждения относительно неприкосновенности личности. Они, например, выступают против повсеместного наблюдения за людьми и видеокамер на вокзалах, к которому абсолютно благосклонно относятся и ХДС, и СДПГ. Террористическую угрозу ведь не снимешь массовым наблюдением за всеми.

Если Зеленые войдут в коалицию с христианскими демократами на общефедеральном уровне, это будет новое явление для немецкой политики. Есть распространенное заблуждение, что Зеленые - левая партия. На самом деле, у них есть и правое консервативное крыло, и левое крыло. Нынешний лидер партии Джем Оздемир - левоцентрист, а влиятельный премьер земли Баден-Вюртемберг Винфрид Кречманн - консерватор. В Баварии и Баден-Вюртемберге, когда эта партия только возникала, там были консерваторы, которых вообще ничто не связывало с левыми идеями. Их интересовало только сохранение окружающей среды.

С ХДС у Зеленых вполне может сложиться коалиция, но есть и много споров между ними по поводу лимита на миграцию, использования дизельных двигателей, и зеленые куда больше хотят вкладывать в образование. Сейчас госбюджет получает много доходов, но они не тратятся, потому что поставлена задача ликвидировать госдолг. С другой стороны, эта ситуация сказывается на образовании, школах. Собираются деньги среди родителей учеников, чтобы провести ремонт классов, потому что бюджетных денег на это не хватает.

Какой именно будет правящая коалиция - зависит от результатов каждой из вышеперечисленных партий.

Важно также, сколько получит правопопулистская Альтернатива для Германии (АдГ), хотя с ними никто коалицию формировать и не собирается. Будет очень неприятно, если АдГ станет третьей силой в Бундестаге по количеству мандатов. То, что сейчас стало меньше выступлений против иммиграции и беженцев, вовсе не значит, что электорат этой партии рассеялся. Просто АдГ не хочет отпугивать потенциальных избирателей. В разных землях в ней состоят разные люди.

На востоке Германии это ультраправая ксенофобская партия, а в западный регионах туда во время основания пришли даже люди, голосовавшие за свободных демократов из-за либертарианских принципов. Какая-то часть этих людей осталась в партии. Однако тенденция в сторону праворадикализма и ксенофобии сейчас в партии побеждает. Делается ставка на лозунг "Голосуйте за нас. Мы сможем спасти вас от инородцев". Плакаты АдГ, которые направлены против ислама и иммиграции, срывают или замазывают, но далеко не везде. В мультикультурных районах Берлина, в таких как Нойкельн или Кройцберг, они висят, там есть межкультурные трения и есть люди, которые за АдГ будут голосовать. 

Сомнений в победе Меркель практически не осталось (Фото - EPA)
Сомнений в победе Ангелы Меркель практически не осталось (Фото - EPA)

Наконец, если говорить о теме украинско-российского конфликта на этих выборах, то она вообще не играет большого значения для немецкого избирателя. В области внешнеполитических приоритетов немцев куда больше волнует будущее ЕС после Brexit, заплатит ли Великобритания деньги при выходе, что будет после этого с Северной Ирландией и Шотландией, состоится ли референдум о независимости в Каталонии и станет ли она независимой. Географически это более близкая тематика для Германии.

В 2014 году вопрос российско-украинского конфликт конечно находился в первой десятке приоритетных тем, но сейчас ситуация другая. В канцелярии Меркель говорили мне, что изменений внешней политики Германии не будет: политика правительства, и канцлер тоже так считает, состоит в том, что Россия незаконно аннексировала Крым, что Германия привержена минскому процессу и будет в этом направлении работать.

Внимание в Украине на этом фоне привлекла позиция лидера свободных демократов Кристиана Линднера по Крыму - о том, что нужно заморозить решение этой проблемы. Я не знаю, высказал он свое личное мнение или бросил пробный камень. Скорее всего, на проблему Крыма Линднер действительно смотрит в рамках "реальной политики". Разрешение конфликтов невоенным путем и ставка на диалог по-прежнему много значат в платформе свободных демократов. Политика разрядки, которую несколько десятилетий назад проповедовала эта партия, в конечном итоге и привела к объединению Германии. Нужно учитывать восприятие в немецком обществе этой политики и личности одного из ее проводников Ганса-Дитриха Геншера, лидера свободных демократов в 70-80-х годах. Однако серьезных последствий у заявлений Линднера не будет. Даже если он станет министром иностранных дел, он будет проводить такой же курс в отношении России и Украины, как и его партнеры по коалиции - ХДС-ХСС.

Нужно не забывать, что санкции против России и российские контрсанкции затрагивают очень маленькую часть немецкого общества. Несколько десятков миллионов евро недополучает немецкое сельское хозяйство, которое дает стране менее 1% ВВП. Санкции не играют для Германии большой роли. Да и они настолько половинчатые, что попытка их урезать будет встречать сопротивление.

Карл Куяс-Скрижинский 
немецкий журналист (Берлин)

 

Источник: 
PRпортал

Comments (0)

Leave a comment