"Сборная фейсбука": как изменилась сущность партий к новым выборам

В Верховную раду засобирались странные люди. Журналисты, активисты, командиры добровольческих соединений, сражающихся в Донбассе, и прочая сборная фейсбука. Даже с учетом резко сократившейся дистанции между властью и народом Украины (а она таки сократилась – министров можно успешно тормошить через соцсети, а президент регулярно принимает делегации из народа) это выглядит несколько непривычно.
 
Однако на самом деле это еще не перелом. Это реакция старой системы украинской политики на новые условия. Реакция, надо сказать, весьма оперативная и слаженная. Вместо того чтобы ломаться, система решила подстраиваться. Этот материал – не о конкретных лицах и группах влияния. Он о том, как это в принципе делается на Украине. Дабы потом было проще понимать живые примеры.
 

Тигр в разрезе

 
По традиции украинские партии, окончательно оформившиеся в годы зрелого Кучмы, – это открытые акционерные общества при финансово-промышленных группах. Или, если персонализировать ответственность, при тех или иных олигархах и денежных потоках. Это обусловлено финансовой изнанкой их существования. Чтобы партия жила и избиралась, нужны деньги и медиаресурс, а за ними нужно идти к бизнесу, а бизнес требует отдачи. Ничего не попишешь.
 
Это не значит, что каждая партия эн полностью принадлежит олигарху икс. Напротив: умные и опытные игроки раскладывают яйца в разные корзины и развивают свой вес в исполнительной и законодательной властях комплексно, с разных сторон. С другой стороны, во многих партиях есть место и реальной политической составляющей, и если не полноценной идеологии в европейском понимании этого слова, то по крайней мере набору взглядов на то, как сделать страну лучше.
 
При этом, как ни странно, Украина – демократия. И здесь есть политическая конкуренция и реальные сражения за голоса избирателей. Поэтому любая партия, будь она отчасти идеологической или чистым бизнес-лобби, прикрытым фиговым листочком борьбы за чаяния народа, должна уметь себя подать, представить в нужном образе. Для соблазнения избирателя существуют разные модели. Схемы.
 
Например, ранее была особо популярна схема «паровоз». Хороший пример тут – Блок Юлии Тимошенко образца нулевых. Как он шел на выборы? Впереди Юля, вся в белом (буквально) – харизматический лидер, владеющий навыком очаровывания электората волшебными пассами и надрывно-металлическим голосом уставшей классной руководительницы. Чуть позади – основные партийные функционеры. И за ними – длинный поезд пассажиров и вагонов с углем из бизнесменов крупной и средней руки, а также их делегатов, занявших место в избирательном списке согласно купленным билетам.
 
Другие партии также использовали эту схему в той или иной мере. В те же нулевые альтернативой были:
– попытки паразитировать на региональной идентичности. Особенно часто использовались Партией регионов, позиционирующей себя защитниками юго-востока от дерусификации;
– статус «провластная партия», привязывающий рейтинг партии к доверию к исполнительной власти плюс возможности админресурса; 
– особый статус Компартии – паразитирование на советском мифе и условных рефлексах заслуженных пенсионеров.
 
Эта песня не может длиться вечно – такая картина слишком далека от общественного запроса. Поэтому со временем партии все более и более обрастали идеологией, уже не опираясь на личную харизму лидеров. В отдельных случаях достаточно, чтобы лозунги, а не лица могли выйти на первый план. Так, «Свобода», при всех объективных к ней претензиях, в 2010 году все-таки уже была похожа на идеологическую партию, соблазняющую граждан не лицом, а программой. Что сложно было сказать о ее конкурентах. Как итог – результат партии на парламентских выборах 2012 года превзошел ожидания и предварительные данные социологов более чем вдвое.
 
После второго Майдана жизнь вновь внесла свои коррективы и в принципы партийного строительства. С одной стороны, паровоз начал пробуксовывать. С другой – чистая идеология ушла на второй план. Потому что после всех событий 2014 года большая часть населения страны, спасибо соседям, живет примерно в одной и той же идеологической модели, а также в одном политическом регионе. Регионы с «особенной статью» попросту оказались вынесены за скобки, и электоральное поле Украины стало много более однообразным. Безусловно, среди украинских избирателей остались и сторонники коммунистов, и убежденные русофилы, и сторонники голосования исключительно за выходцев из родных степей – однако опереться на них на общегосударственном уровне уже не получится (на региональном можно попробовать).
 

Дальше действовать будем мы

 
Пришла очередь новых схем. В первую очередь той, которую я бы назвал «лазанья». Или, как заметил один из столпов старой школы украинского КВН – «комбат, батяня, батяня, комбат, чувак, журналисты и экс-депутат». По сравнению с «паровозом» это просто огромный прогресс: харизматичные персонажи не сбиты во главе списка, а равномерно рассредоточены по нему. И это не опытные политики с навыками гипнотизера, а люди «вот буквально вчера из народа». Партии просто-таки открыли охоту за волонтерами, помогавшими Майдану и армии, за командирами добровольческих батальонов, популярными блогерами и выходцами из «третьего сектора». И вернулись с богатой добычей. От предложения войти в партийный список вообще сложно отказаться: с одной стороны, это отлично тешит амбиции, а с другой – любая внутренняя критика быстро пресекается контраргументом «зато наконец-то смогу что-то сделать для страны».
 
Тенденция искать звезд проявлялась и ранее – так, в нулевые в партийные списки брали «бантики» в виде популярных певцов и прочей богемы в примерной пропорции 1:70. Они добавляли в список какое-то вульгарное подобие перчинки. Сейчас, однако, сухие коржи старой закалки так обильно перемазаны народным бешамелем, что их уже почти и не видно. Да и кто их там увидит, если половина бывших критиков из журналистского и блогерского цеха – это тот же самый бешамель в том же или соседнем списке? Приятного аппетита.
 
Нет, объективно – это прогресс. Свидетельство эволюции партийного строительства и общественного запроса. Действительно, рано или поздно в таком случае в парламенте наберется значительная масса людей, не испорченных опытом старых политических игр (разумеется, при условии, что новоприбывшие не начнут портиться в первые же месяцы). Другое дело, что это все еще именно схема. Схема сохранения старых партийных кадров и старой организации политики. Схема выживания динозавров за счет квотного договора с млекопитающими. Схема сохранения бизнес-модели партий как олигархического лобби.
 

Дело поправимое

 
Что нужно, чтобы схемы вообще закончились? Есть несколько необходимых действий. Если применять их в комбинации, должно сработать.
 
Во-первых, это открытые партийные списки. То есть ряд моделей, в которых избиратель сам формирует если не партийный список, то распределение кандидатур в его рамках. Это сломает схему партий как бизнес-проектов лидеров.
 
Во-вторых, это изменение структуры партийного финансирования. Тут есть разные варианты – от частичного государственного финансирования партий до обязательного декларирования не только доходов, но и расходов партийных организаций. Проще говоря, полная прозрачность касс – как уже прозрачны избирательные урны. Это не вынесет за скобки олигархов, но значительно снизит их влияние.
 
В-третьих – и в первоочередных – это отмена мажоритарной системы. Напомним, по нынешнему украинскому законодательству половина парламента (225 человек) избирается не по партийным спискам, а на местах, по округам. Система изначально патогенная – и вся страна в курсе. Потому что фактически она тащит страну в феодализм – через округа, особенно расположенные в сельской местности и небольших городах, проходят местные бизнес-князьки и «хозяева регионов». Однако эта система под благими лозунгами борьбы за полномочия регионов, после непродолжительной отмены ющенковских времен, была воскрешена при Януковиче. И до сих пор не отменена – хотя в начале сентября эта версия рассматривалась. Даже всерьез.
 
Кому и зачем она вообще нужна? Львиная доля мажоритарщиков – люди, идущие в парламент за протекцией собственного бизнеса и собственных перспектив. Это делает их совершенно бесполезными для страны, но совершенно лояльными действующей власти. Идеальный материал, если надо, например, собрать пропрезидентское большинство. Способ выиграть выборы, даже проиграв их.
 
Поэтому если Украину всерьез собрались превращать в цивилизованную страну, – мажоритарка должна умереть. Разумеется, для этого необходимо наступить на горло собственной песне – но за последние полгода украинцы неоднократно наблюдали, как разнообразные слуги народа под активным давлением своего работодателя с обреченным видом пилили ветки под собой.
 
Сейчас за Украиной интересно наблюдать. Она находится на переломе. Может как здорово откатиться назад, так и эволюционировать могучим скачком. На этих выборах изменить партийную систему уже не получится. Но при должном давлении именно этот парламент может стать тем, что изменит ее уже после собственного избрания.
 
Источник: 
PRпортал