7 главных медийных законов 2016 года

В ушедшем году украинские парламентарии не забывали о медиа. Их беспокоили российские сериалы, квоты на украиноязычную музыку в радиоэфире, поддержка кинопроизводства и борьба с сепаратизмом на телеканалах. «Телекритика» вспомнила основные законодательные вехи 2016 года.

Закон о господдержке кинематографа

 
 

Глава Госкино Филипп Ильенко тоже поддержал инициативу #КіноКраїна

Фото: StarLightMedia

Законопроект о государственной поддержке кинематографа стал без преувеличения самым обсуждаемым законом в сфере медиа. Ролики с участием деятелей культуры, пресс-конференции, обсуждения в рамках отраслевых конференций, многочисленные комментарии и интервью на эту тему сопровождали нас весь год.

В разработке закона приняли участие не только депутаты, но и непосредственные производители теле- и кинофильмов, создавшие ради этого объединение «#КіноКраїна». Среди важных пунктов закона: увеличение бюджетных средств на украинское кино, налоговые возвраты для иностранных компаний, снимающих кино в Украине, стимулирование строительства кинотеатров в регионах и прочее. Все это должно было способствовать созданию полноценной киноиндустрии в стране, увеличению доли украинских фильмов в кассовых сборах с 2,5% до 25%, а сериалов в телеэфире – втрое и многому другому.

В январе 2016-го 234 депутата поддержали законопроект в первом чтении (украинские кинематографисты даже провели перед голосованием митинг возле парламента). В сентябре – во втором и в целом. Но президент закон ветировал, сославшись на несоответствие бюджетным нормативам. В ответ на недоумение рынка он даже провел встречу с разработчиками, где объяснил свою позицию.

Теперь ситуация двойственная: и парламент, и президент высказываются в поддержку украинского кинематографа, но на неопределенный срок отодвигается «история с рибейтами», на которую так рассчитывали крупнейшие продакшены. Более далекая перспектива и 1 миллиард гривен, который планировалось получить суммарно, с учетом всех предусмотренных законопроектом нововведений. Поговаривают, что некоторые компании уже даже взяли кредиты в расчете на законодательные нововведения и проекты с зарубежными партнерами.

Нардеп Николай Княжицкий прокомментировал «Телекритике», что закон после доработок будет проголосован депутатами как первоочередной. А вице-премьер-министр по гуманитарным вопросам Вячеслав Кириленко спрогнозировал принятие закона о государственной поддержке кинематографа с предложениями президента в январе – начале февраля 2017-го.

 

 

Отмена универсальной программной услуги

 
 

Телегруппы все еще в процессе переговоров с кабельными операторами об условиях работы в 2017-м.

Фото: gettyimages.com

Закон об отмене универсальной программной услуги (УПУ), который вступил в силу 1 января 2017 года, тоже наделал немало шума.

Согласно закону, список каналов, обязательных для трансляции кабельными операторами, сократили до НТКУ и «Рады», а наличие у того или иного провайдера – стало предметом договоренностей коммерческих структур. Ранее данный вопрос регулировало государство: кабельные операторы должны были показывать украинские эфирные телеканалы, не получая от них оплаты, но и не платя им за ретрансляцию. Теперь каналы хотят от провайдеров денег, а те обвиняют их в лоббировании своих интересов.

 

Самый пессимистичный сценарий-«страшилка», который стал особенно активно распространяться в конце года: с 1 января зрители не увидят в эфире большинство телеканалов. Первым о достижении договоренностей с телеканалами заявил провайдер «Триолан». Далее последовали «Ланет» и «Воля».

В результате, с 1 января массовых отключений не произошло. По оценкам, за первые дни 2017-го без топовых телеканалов осталось не менее 200 тыс. абонентов кабельных сетей.

Переход на новые условия работы с провайдерами (по оценкам в Украине от 4 до 6 млн абонентов кабельных сетей) – начало «большого пути» по направлению к платным рельсам. Телеканалы ищут, как диверсифицировать доходы при не самом лучшем состоянии рекламного рынка, и плата за произведенный ими контент может стать одной из важных статей поддержки. На очереди – кодирование спутникового сигнала, но это уже история следующего года.

 

Ужесточение запрета российских сериалов

 
 

Под запретом – все российские фильмы и сериалы, произведенные или впервые показанные после 2014 года.

Фото: скриншот из сериала «Интерны»

29 марта 2016-го Верховная Рада одобрила закон «О внесении изменений в Закон Украины «О кинематографии» (относительно фильмов государства-агрессора)» №3359. Запрет распространился на трансляцию российских фильмов, произведенных и обнародованных после 1 января 2014 года, независимо о того, содержится там пропаганда и популяризация силовых органов государства-агрессора или нет.

Таким образом, ряд фильмов, уже приобретенных телеканалами, оказались вне закона. По этому поводу неоднократно заседало Госкино, пересматривая прокатные удостоверения, а Нацсовет назначал каналам проверки за демонстрацию запрещенных фильмов.

Все эти ужесточения (до этого был уже «черный список» актеров, запрет фильмов с российскими силовиками и прочее) подтолкнули каналы к массовому переходу на украинский продукт. В результате, по итогам осени 2016-го в топовой двадцатке сериалов украинского эфира только 3 российских. Несмотря на небольшие бюджеты, снимать собственное кино обходится каналам дороже покупных проектов и становится одной из причин поиска новых путей заработка. В том числе – смотрите выше – перехода на новые условия работы с кабелем и спутником.

 
 

Квоты на украинскую музыку в радиоэфире

 
 

Скрипка, Вакарчук и Билык стали звучат по радио чаще

Фото: facebook.com/o.skrypka

После нескольких вариантов документа о языковых квотах, дискуссий, обращений радиостанций, отраслевых организаций и доработок, Верховный Совет все же проголосовал законопроект о 35%-й квоте для украиноязычных песен в радиоэфире. «За» отдали голоса 268 народных депутатов.

Норма вступила в силу с 8 ноября 2016-го: пока это 25% украиноязычных песен, через год – 30%, через два – 35%. Для радиостанций, у которых 60% продукта звучит на языках ЕС, квота на песни на украинском языке – 25%. При этом не менее 50% «разговорных» передач должны быть украиноязычными, а через 3 года – не менее 60%.

Эфир ряда радиостанций сегодня переполнен «Океаном Эльзы» и Вакарчуком, и сам музыкант уже даже высказался против такого перекоса. Некоторых радийщиков даже подозревают в саботаже: однообразием украинских исполнителей в эфире они-де дискредитируют квотный принцип. В свою очередь сами руководители радиостанций сетуют, что соблюдение квот крайне сложно для нишевых радиостанций, а раскрученные Вакарчук и Скрипка в эфире – чтобы не потерять слушателя.

Как бы там ни было, факт остается фактом: украинских песен в эфире в разы больше. И уже есть первые жертвы несоблюдения языковых квот: Нацсовет назначил по этому поводу проверку «Ретро ФМ», «Шансон», KISS FM и М FM. Влияние квотирования на радиослушание по стране можно будет увидеть уже весной 2016-го, когда опубликуют первую в этом году волну исследований. А пока радиостанции и слушали адаптируются к нормам закона, депутаты уже успели зарегистрировать новый законопроект, на этот раз об уменьшении квоты.

 

 

Расширение полномочий Нацсовета

 
 

Глава Нацсовета Юрий Артеменко с сепаратизмом, антигосударственной пропагандой и гадалками будет бороться жестче.

Фото: Facebook Юрия Артеменко

В законе «О внесении изменений в Закон Украины о телевидении и радиовещании» предусмотрена новая процедура применения регулятором санкций. Парламент наделил Нацсовет по телевидению и радиовещанию правом применять санкции к теле- и радиокомпаниям без предупреждений.

 

По-новому будут определять и размер штрафа: сумму привязывают к стоимости лицензии. Так, за антигосударственную пропаганду, разжигание расовой, идеологической или религиозной вражды штраф составит 25% от лицензионного сбора. За пропаганду государства-агрессора, трансляцию программ с участием гадалок, порнографии – 10%, за нарушение условий лицензии – 5%.

Согласно прежнему порядку, Нацсовет сначала выносил вещателю предупреждения, а сам размер штрафа согласовывался с Кабмином.

Еще после инцидента с Кобзоном в новогоднем эфире «Интера» нардеп Виктория Сюмар анонсировала усиление ответственности, "если СМИ будут делать героями культуры украиноненавистников и символов страны оккупанта, размещая их в прайме или вообще в эфире". В ответ на подобные жалобы общественников и письма зрителей Нацсовет назначал каналам проверки и сетовал на правовую беспомощность. Но помимо возможности оперативно и действенно бороться с нарушениями, эксперты усмотрели и риски. Так, StarLightMedia в расширении прав Нацсовета увидел угрозу "неконтролированного карательного органа государственного надзора в сфере телерадиовещания". Звучали и предположения о "рычаге в руках власти" для контроля над оппозиционными СМИ.

Первое следствие нововведения: Нацсовет оштрафовал телерадиокомпанию «Шансон» на 294,36 тыс. грн, или 25% от суммы лицензионного сбора за трансляцию песни о российском военно-морском флоте, пропагандирующей силовые органы страны-агрессора. Теперь любые замечания от регулятора могут ощутимо отразиться на «кошельке» владельца медиа.

 

 

Вывод российских передач из квоты европейского продукта на ТВ и радио

 
 

Российский телепродукт – уже не европейский

Фото: korrespondent.net

В мае парламент принял законопроект «О внесении изменений в Закон Украины «О телевидении и радиовещании» (относительно определения передач европейского производства)», изменивший квоты для передач европейского производства и передач украинского производства.

Согласно закону, с 7 утра и до 23 вечера не менее 70% общего недельного объема вещания должны составлять передачи европейского производства, а также США и Канады, при этом не менее 50% недельного объема вещания – передачи украинского производства. А передачи, созданные по заказу или с участием компаний из России, не могут считаться европейским или украинским производством.

Руководитель Star Media Влад Ряшин комментировал, что законопроект лоббирует увеличение иностранного контента и от него пострадают те, у кого большая библиотека советской киноклассики и разрешенного российского контента. Сторонники проекта высказывались, что закон – еще один удар по российским проектам в эфире, а отпущенных им 30% – вполне достаточно. Главное же – не маскировать под 50% украинского продукта российский. В любом случае, для телеканалов эта норма – дополнительные расходы на создание собственного продукта взамен запрещенному российскому.

 

Закон о защите СМИ

 
 

 

 

Фото: gazeta.ua

Журналиста законы защищали и раньше, но в марте 2016-го нормы ужесточили.

Согласно закону «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно усовершенствования защиты профессиональной деятельности журналистов», преследование сотрудника СМИ наказывается штрафом до 200 не облагаемых налогом минимумов либо арестом на срок до 6 месяцев, либо ограничением свободы на срок до 4-х лет. Любое умышленное препятствование осуществлению журналистом законной профессиональной деятельности будет караться штрафом до 50 необлагаемых минимумов, арестом до шести месяцев или ограничением свободы на срок до 3-х лет.

За нарушение тайны переписки и телефонных разговоров в отношении журналистов предусматривается уголовное наказание от 3 до 7 лет. Иначе говоря, «прослушка» журналистов строго запрещена.

В то же время, осенью 2016 года журналисты издания «Украинская правда» заявили, что их прослушивают спецслужбы, и потребовали от президента Петра Порошенко и силовых ведомств пояснить цель таких действий. А убийство журналиста Павла Шеремета, которое произошло в июле 2016-го, так и не расследовано.

 

ЯРОСЛАВА НАУМОВА

Источник: 
PRпортал

Comments (0)

Leave a comment