Крещенский душ для оппозиции: Майдан освистал Тягнибока и Яценюка

Впервые за два месяца протестов настроения митингующих кардинально разошлись с предложениями лидеров оппозиции.

Арсений Яценюк считается одним из лучших ораторов Майдана. Но многотысячное Вече 19 января окатило холодным душем и его, пишут Комментарии. Выступление Яценюка то и дело перебивали скандированим: «Ли-де-ра! Ли-де-ра!». Люди требовали назвать имя политика, который возглавит протесты и будет единым кандидатом на выборах президента. В конце концов Арсений Петрович сдался. Он сделал длинную паузу и спросил:

— Вы хотите, чтобы я назвал имя лидера?

— Да! — ответили хором люди.

— Лидером есть народ Майдана! — сказал Яценюк

— У-у-у-у! — неодобрительно загудели тысячи людей. Послышался свист.

— Гань-ба! Гань-ба!

Утро воскресенья было тревожным. Вожди оппозиции воздержались от оглашения планов на 19 января. Между тем в Интернете развернулась масштабная дискуссия: что делать? Одни убеждали в необходимости продолжения ненасильственных протестов. Другие были настроены отстаивать права любым способом, вплоть до захвата власти. И голосов радикалов было куда больше, чем неделю назад — до принятия 16 января законов, который круто ужесточает ответственность за любые неправомерные действия. Общественники окрестили их «Законами о диктатуре». Впрочем, некоторые политологи предрекали именно такое развитие событий и предупреждали: закон, призванный устрашить протестующих, скорее возмутит их и даже более широкие слои населения,  а также простимулирует радикализацию настроений в обществе, вплоть до вспышек экстремизма...

Киевляне собирались на митинг не спеша. Во-первых, многие утром отправились с пластиковыми бутылками в церкви — святить воду. Во-вторых, в столицу пришли настоящие крещенские морозы. Стало понятным, что в такую погоду митинг не может быть продолжительным.

За полчаса до начала Веча протестующих на Майдане было тысяч десять. У выходов из метро собирались небольшие группы: молодежь с желто-голубыми ленточками на рюкзаках, нарядные и бодрые старушки.

— Как тебе нравится Октябрьский дворец с флагом «Свободы»? — подначивала своего спутника пожилая женщина в каракулевом пальто.

— Ленин, наверное, в гробу вертится, — угрюмо ответил старик.

Я разговорился с компанией одесситов. Четверо парней и девушка — участники одесского Автомайдана. Все работают программистами.

— Как выйти из политического кризиса в стране? Честно, я не знаю, — разводит руками одессит Александр Голощак. — Лидеры толком ничего не предлагают. Люди выходят чисто из-за протеста. Я не поддерживаю силовые действия. Но понимаю: будет маленькая искра — начнется большой пожар.

— Какие настроения в Одессе?

— Одесский Майдан не расходится. Автомобилисты сигналят в поддержку — сами были удивлены. Люди власть не поддерживают, но и выхода не видят. Пока что «моя хата с краю».

Сотни митингующих вышли 19 января, надев на голову ведра, кастрюли, миски, новогодние маски. Таков их ответ на законодательное новшество — запрет носить защитные каски и маски во время акций протестов.

Возле баррикады на Институтской дежурит киевлянка Надежда Леонидовна. На голове —  маска медвежонка. Говорит, купила ее «за два рубля в переходе».

— Шо это за страна такая, когда больше трех не собираться? — возмущается. — У меня шестеро внуков. Как они будут здесь жить?

Надежда Леонидовна отвлекается — рядом появился парень:

— Уважаемое товарыство! Сегодня требуем единого лидера на Майдане! — без остановки выкрикивает он.

— Та вы шо! — перебивает его моя собеседница. — Одного сразу и застрелят!

Тем временем на экране над Домом профсоюзов мелькает реклама: «Родовые поместья — идея, объединяющая Украину».

Митинг начинается ровно в 12.00. Люди постоянно прибывают. Посреди площади не протолкнуться. Мне понадобилось более 15 минут, чтобы преодолеть 100-метровку перед сценой.

Первыми выступили представители церквей. Наиболее тепло приняли речь протоирея УГКЦ Олександра Петрива. Словами Тараса Шевченко он обратился к власти: «Схаменіться, будьте люди…». А закончил цитатой на русском языке из «Преступления и наказания» Достоевского: «Тварь ли я дрожащая или право имею?»

— Мо-ло-дец! Мо-ло-дец! — шесть раз проскандировал Майдан.

Градусник показывал пять мороза. Тем не менее десятки тысяч митингующих сняли шапки и в один голос прочитали молитву «Отче наш». Многие вытирали слезы. И это было совершенно не стыдно.

В 12.30 за сценой появились политики. Почти бегом промчался Борис Тарасюк, на днях возвратившийся из Вашингтона. Быстро прошагали Олег Тягнибок и Арсений Яценюк. У Тягнибока на голове был оранжевый строительный шлем. У Яценюка — бордовый хоккейный. За ними показался Виталий Кличко — без головного убора.

Кличко — единственный, кто остановился поздороваться с ветеранами-афганцами, охранявшими подходы к сцене. Виталий несколько раз хотел было уйти, но его не отпускали.

К тому времени люди начали заполнять прилегающие к Майдану улицы. Мало места осталось и на склоне перед Октябрьским дворцом.

Ведущий объявил десятерых выступающих: журналистку Татьяну Чорновол, автомайдановца Дмитрия Булатова, студентку Елизавету Щепетильникову, профессора Вячеслава Брюховецкого, адмирала Игоря Тенюха, политиков Тарасюка, Кличко, Тягныбока, Яценюка и Александра Турчинова.

Люди долго приветствовали аплодисментами Чорновол, только оправившуюся от побоев, нанесенных неизвестными. На сцену она вышла со здоровенным пластырем на носу. Но по-настоящему «завел» Майдан Дмитрий Булатов — один из лидеров Автомайдана.

— Мы все поняли, что нам нужен единый лидер! — сказал он.

— Ли-де-ра! Ли-де-ра! — разошлись протестующие.

— Я повторяю: нам нужен лидер сопротивления! — не унимался оратор.

— Да! — ответили ему хором. — Ли-де-ра! Ли-де-ра!

— Тогда нам нужно имя.

В разных концах площади принялись скандировать —  кто «Кличко», кто «Тягнибок».

Кличко выступал, подсматривая в шпаргалку. Он назвал недействительными «законы про диктатуру». Сказал, что оппозиция объявляет досрочные президентские выборы.

— В понедельник мы собираемся фракцией. Мы пойдем и будем требовать у Президента, слышит он нас или нет, — озвучил план лидер «Удара».

Толпа недовольно загудела и засвистела. Кличко нашел выход из ситуации, быстро завершив выступление: «Слава Украине!» Люди привычно дружно ответили: «Героям слава!».

Тягнибок говорил о нелегитимности «законов о диктатуре», цитировал Конституцию. Но Майдан явно хотел услышать другое.

— Мы что, Конституцию не знаем? — возмущалась перед сценой женщина лет 45 в лыжном костюме.

Ее поддержала молоденькая студентка.

— Я два месяца здесь дежурю. Представьте, как въелись мне все эти дискотеки. Пора действовать!

Тягнибок выступал дольше всех — около 10 минут. Но с каждой минутой люди прислушивались к его словам все меньше и меньше. Лидер «Свободы» попробовал завести Майдан проверенной кричалкой «Банду геть!». Но и ее не подхватили.

— Да толку с того, — процедил сквозь зубы мой сосед.

Тягнибок призывал стоять на Майдане до победного, блокировать учреждения. Но и эти слова вызвали только неодобрительный свист.

— Гань-ба! Гань-ба! — закричали. Тягныбока впервые так принимали на Майдане.

— По-моему, это последнее Вече, — разочарованно сплюнул сосед.

Арсений Яценюк уточнил план оппозиции: своими силами провести выборы нового парламента — Народной Рады. Отправить в отставку Президента, вернуться к Конституции 2004 года и сформировать правительство народного доверия. Также провести выборы мэра столицы и депутатов Киевсовета.

Майдан наградил Арсения Петровича вялыми аплодисментам. Но затем Яценюк неожиданно назвал провокаторами людей, которые требуют единого лидера и призывают к захвату зданий. Толпа недовольно загудела и засвистела.

Вече продолжалось 1 час 50 минут. Люди порядком замерзли. После «официоза» митингующие, особенно пожилые, стали искать теплого укрытия. Постоянные «жители» Майдана отправились обедать к полевым кухням. Там в большие пластиковые стаканы разливали горячий ячневый суп и раздавали гречку с тушенкой.

Посреди площади остался стоять депутат от «Батькивщины» Александр Бригинец. Его окружили десятка два человек.

— Никакого конструктива! — атаковал Бригинца один из митингующих. — Народ мерзнет, а вы там сидите себе в парламенте!

Александр Михайлович молча смотрел уставшими глазами. Ночью он ездил в райотдел милиции отстаивать группу задержанных активистов.

— Каков может быть механизм организации выборов силами оппозиции? — вклинился и я.

Бригинец обернулся и вздохнул:

— Если честно, я пока слабо себе это представляю. Завтра будет заседать руководство. Будут решать.

Вскоре на Европейской площади началось силовое противостояние радикалов с силами МВД.

Люди всегда стремятся к поиску наипростейших ответов на сложные вопросы. Когда нет лидеров, способных предложить внятный и убедительный план действий и повести за собой, протестными массами управляют лишь эмоции и инстинкты.    

Источник: 
PRпортал