"Плюшевая" диктатура. Четыре головные боли Администрации президента

Выборы 2019-го станут главным вызовом для украинской власти уже в нынешнем году

"Неперпендикулярная" вертикаль

Вполне очевидно, что президентские выборы весной 2019-го зададут тон не только осенним парламентским, но и всей будущей политической пятилетке, а потому для Петра Порошенко и его администрации критически необходимо заложить за то время, что у него осталось, фундамент своего второго срока. Судя по всему, таким фундаментом будущей победы на Банковой видят пресловутую властную вертикаль, и первые шаги по ее укреплению уже предприняты.

Речь идет о принятых еще в ноябре прошлого года поправках к закону о госслужбе, согласно которым, во-первых, руководители местных госадминистраций назначаются президентом без процедуры конкурса и, во-вторых, губернаторы и главы РГА могут быть членами политических партий. То, что это решение принято с прицелом на будущие выборы, более чем очевидно. Не менее очевидно и то, что именно губернаторы должны стать ключевым звеном президентской вертикали на местах. Но одного лояльного главы ОГА для функционирования системы будет мало, поэтому не столько важны персонально губернаторы, сколько рабочая спайка их с местными силовиками. Речь идет в первую очередь о прокуратуре и СБУ, которые находятся в президентской вертикали. Что касается органов МВД, то здесь все упирается в персону хоть и соратника по коалиции, но с особым мнением, — Арсена Авакова. Так что попытки включить МВД в президентскую вертикаль, конечно же, будут, и в некоторых регионах даже относительно успешные, но в целом Нацполиция будет играть в регионах в свою игру, возможно, не всегда приятную главе государства, хотя и с сохранением формальной лояльности.

Еще одну немаловажную роль в низовой части вертикали должны играть подконтрольные президентской команде главы РГА, но и здесь все далеко не так управляемо, как хотели бы на Банковой. И дело даже не в лояльности чиновников районного уровня, а в их деятельности и квалификации. В АП понимают, что без серьезной кадровой чистки глав РГА вертикаль не заработает и заменить нужно как минимум треть из почти полтысячи глав администраций. Но в данном вопросе все упирается, во-первых, в масштаб задачи и, во-вторых, в отсутствие квалифицированных управленческих кадров. В прошлом году, например, планировалось заменить 78 глав РГА, но это так и не было сделано.

Еще одним элементом, который Порошенко будет пытаться включить в свою вертикаль, станут мэры крупных городов, с которыми все несколько сложнее, чем с губернаторами. Избранные общинами и подотчетные местным советам, городские головы далеко не всегда вписываются в президентскую схему и могут быть даже откровенно оппозиционными. За примерами далеко ходить не нужно, тот же лидер "Самопомочі" Андрей Садовый уже давно не в лучших отношениях с Банковой.

Специально для таких случаев в АП, как утверждают источники "ДС", подготовлен очередной проект изменений в закон о государственной службе, по смыслу прямо противоположный поправкам касательно губернаторов. Законопроект предусматривает, что заместители городских голов должны не утверждаться местными советами по представлению мэров, а назначаться по конкурсной процедуре. Получив контроль над конкурсными комиссиями, на Банковой попробуют влиять на мэров через институт заместителей.

Удастся ли провести столь контроверсионный законопроект через парламент — вопрос открытый. Пока его перспективы выглядят достаточно сомнительными. Хотя власти в большинстве случаев удается собрать в парламенте голоса под важные решения, но не без организационных трудностей. И не исключено, что, столкнувшись с организационными трудностями и имиджевыми потерями, которые благодаря медийной активности оппозиции непременно будут сопровождать проталкивание подобного решения, власть может от этой идеи и отказаться.

Еще одним элементом будущей вертикали должны стать суды. И здесь благодаря судебной реформе уже создано ее некое подобие — все замыкается на заместителе председателя Верховного суда Богдане Львове. Официальный глава ВС Валентина Данишевская в данном случае выполняет скорее церемониальные функции. Кроме того, под контролем президента находится созданный в рамках судебной реформы Высший совет правосудия во главе с Игорем Бенедисюком. Однако практика показывает, что наличие формальной вертикали в судебной системе никак не гарантирует подконтрольности судей на низовом уровне. И сдвинуть ситуацию с мертвой точки если и возможно, то далеко не сразу. И за год вряд ли что-то изменится.

В целом можно сказать, что, несмотря на желание и даже планы по созданию крепкой властной вертикали, результат реализации этих планов будет не слишком "вертикальным". Причина этого не только в объективных управленческих трудностях, но и в специфике принятия решений на самой вершине вертикали. Три года президентства Петра Алексеевича уже приучили нас, что решения его администрацией принимаются очень медленно и зачастую непоследовательно, с сохранением возможности в случае чего отыграть назад или вообще развернуться на 180 градусов. Так что все те, кто боится "авторитаризма" или "узурпации", могут спать спокойно — в этом плане стране явно ничего не грозит.

Страна исполняющих обязанности

Одной из ярчайших иллюстраций специфики принятия решений нынешней властью стала своеобразная "болезнь и. о.". В одном только Кабмине в статусе и. о. уже очень давно работают министры здравоохранения, информполитики и по вопросам АПК. О главе НБУ Валерии Гонтаревой, которая еще в мае прошлого года написала заявление об отставке, но до сих пор формально не снята с должности, уже слагают анекдоты. Также люди в статусе и. о. возглавляют Фонд госимущества, Госгеокадастр и много других ключевых органов центральной власти.

Но главной проблемой "болезни и. о." в контексте будущих выборов для власти является состав ЦИК. Срок полномочий большинства членов комиссии истек, как известно, еще в 2014 г. К вопросу назначения новых членов несколько раз намеревались подступиться, но откладывали в долгий ящик из-за неспособности договориться о кандидатах даже внутри коалиции. В последнем предвыборном году тянуть с новым составом ЦИК будет некуда. Собственно, уже в начале этого года лица, приближенные к президенту, заявляют, что в самое ближайшее время глава государства подаст в парламент свой список кандидатов в члены ЦИК. Разумеется, обновление этого органа будет сопровождаться большими политическими торгами, и от способности найти удовлетворяющие всех участников процесса фигуры будет зависеть то, насколько гладко будет проходить избирательный процесс, что крайне важно в первую очередь для действующего президента.

Избирательные правила

Еще один болезненный вопрос — принятие нового избирательного законодательства. Речь идет о выборах в Верховную Раду. И хотя все прежде всего будут заняты приближающейся президентской кампанией, избежать вопроса о принятии нового закона о выборах народных депутатов все же никак не удастся. Хотя нынешнюю власть принятая еще "регионалами" смешанная избирательная система вполне устраивает. Ведь мажоритарщики — это как раз тот ресурс, который позволяет при даже не слишком позитивных для власти результатах выборов пропорциональной части депутатского корпуса надеяться на успешное формирование провластной коалиции. Оппозиционеры, разумеется, продолжат активно предлагать разной степени изощренности варианты пропорциональной системы с открытыми списками, но наличие в Раде "блокирующего пакета" из 150 мажоритарщиков делает все эти попытки бесперспективными. Так что мажоритарка до следующих парламентских выборов никуда не денется, как бы кому-то не хотелось обратного.

Антикоррупционная возня

Война, которую ведут с Порошенко разного рода "антикоррупционеры", как государственные в лице НАБУ во главе с Артемом Сытником и парламентские, например, Сергей Лещенко и его друзья, так и уличные, вроде Михеила Саакашвили и его "революционеров", разгорится в этом году с новой силой. При этом средства никто выбирать не будет, что, собственно, уже показал скандал с фейковыми расписками Петра Алексеевича российскому ФСБ.

В этой войне события могут развиваться по двум сценариям. В первом случае, наиболее вероятном, все продолжится как есть — стороны будут заваливать друг друга компроматом. При этом и те и другие будут постепенно, но неуклонно тонуть в неприятно пахнущей субстанции, что будет подрывать реноме не только отдельных политиков, но и всей государственной системы.

Параллельно Сытник и НАБУ продолжат вести свою игру, требуя при поддержке США и друзей из числа "антикоррупционеров" от президента и парламента расширения своих полномочий. В первую очередь Сытник будет требовать права на прослушку и слежку, а также на провокацию взятки. Если НАБУ получит такие инструменты, в дополнение к антикоррупционному суду, подконтрольному внешним кураторам Украины, вопрос о котором благодаря давлению МВФ, видимо, будет решен в самое ближайшее время, влияние бюро на украинскую политику станет просто колоссальным.

Во втором случае Порошенко может попытаться переиграть своих оппонентов на поле борьбы с коррупцией в своем излюбленном стиле — станет главным антикоррупционером в стране. Однако для этого ему придется принести ритуальную жертву, и жертва эта, чтобы возыметь нужный эффект, должна соответствовать масштабу проблемы. Посажен за коррупцию должен быть кто-то из окружения президента, причем кто-то достаточно крупный и близкий, и посажен как минимум не под домашний арест и не под личное обязательство. Шансов, что Петр Алексеевич решится на подобное, очень немного.

В целом наступивший год будет не только очень непростым, но и во многом решающим, ведь именно от того, каким будет 2018-й, будут зависеть результаты следующих выборов, которые станут очередной точкой бифуркации в новейшей украинской истории.

 

Деловая столица

Источник: 
PRпортал

Comments (0)

Leave a comment

2 + 5 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.