Цена свободы слова, или Как выживают либеральные СМИ в авторитарной России

Тема интересная, но неудобная, скользкая. Раскрывая технологии самозащиты журналистов, преследуемых в условиях авторитарного государства, как бы становишься на позицию их гонителей. Но, с другой стороны, любое явление, даже самое замечательное, выпадая из зоны критики и анализа, неизбежно деградирует. Это принцип общий, без исключений.

Чтобы говорить правду в Королевстве кривых зеркал тоже приходится в какой-то степени искривляться - иногда для маскировки, иногда просто потому, что таковы тут условия игры. Итак, посмотрим на стратегию и тактику выживания самых заметных из немногих оставшихся либеральных российских СМИ - одна газета, один журнал, интернет-TV, FM-радио. Главные общие способы мимикрии для них - набор необходимой для существования суммы «баллов лояльности»; разнообразные «дымовые завесы»; поводы для внутренней ругани в либеральном лагере, как один из показателей, что он власти не опасен.

«НОВАЯ ГАЗЕТА»

Этому изданию, знаменитому своими расследованиями, не нужно долго говорить о своей смелости и принципиальности. Достаточно просто перечислить ее погибших журналистов: Светлана Орлюк (убита в 1995 году), Игорь Домников (2000), Виктор Попков (2001), Анастасия Бабурова (2009, вместе с ней погиб Станислав Маркелов, который вел для «Новой» некоторые дела), Анна Политковская (убита в 2006 году). Юрий Щекочихин умер в 2003 году от аллергического шока, но есть основания считать, что он был отравлен. А в 2009 году погибла Наталья Эстемирова, постоянно сотрудничавшая с «Новой газетой».

Таков героический мартиролог газеты, в 1993 году отколовшейся от «Комсомольской правды» (которая с тех пор неуклонно деградировала в то, чем она сейчас является).

С самого начала «Новой газеты» у нее были особые отношения с Михаилом Горбачевым. Первые восемь компьютеров для нового издания он купил со своей Нобелевской премии мира. Горбачев же стал и одним из первых акционеров «Новой». Позже у газеты появился еще один постоянный акционер - порядочный бизнесмен Александр Лебедев. Акции распределялись так: 51% - у коллектива газеты, 39% - у Лебедева, 10% - у Горбачева.

В чем же набирает свои «баллы лояльности» «Новая газета» и ее главный редактор Дмитрий Муратов? Прежде всего, в теме благотворительности. Чулпан Хаматова и «Доктор Лиза» (Елизавета Глинка) - будто две святые в изложении этого издания. И именно в этом газета противопоставляет себя значительной части либеральной общественности, высказывающей претензии им обеим.

Главный редактор

Дмитрий Муратов. Фото: Руслан Кривобок/ РИА Новости www.ria.ru

Хаматовой - за то, что, получая от Путина деньги на больницы для больных детей, она соглашается принимать некоторое участие в его избирательной кампании (судя по всему, вопреки своим политическим взглядам).

Лизе Глинке - за то, что ее организация «Справедливая помощь» по сути, является филиалом партии Сергея Миронова «Справедливая России», сидящей в Госдуме и освоившей там весьма воинственную антиукраинскую риторику. Здесь уж впрямую получается, что с одной стороны, Глинка оказывает помощь детям Донбасса, раненным, бездомным, изначально больным. Но с другой, благодаря поддержке одной из российских «партий войны», она сама же способствует тому, чтобы несчастных детей становилось все больше. Да она и впрямую, в отличие от Хаматовой, высказывается в поддержку российских «ястребов».

Елизавета Глинка. Фото Юлии Балашовой — «Новая»

Так Глинка не раз говорила, что, мол, была на Донбассе, но русских солдат там не видела (ну, разумеется, они же не ходят на оккупированных территориях при полном параде и с развернутыми знаменами своих частей). Также «Доктор Лиза» обращалась к президенту Путину с предложением выразить особую благодарность или даже наградить замглавы администрации Президента Вячеслава Володина, руководителя управления внутренней политики администрации Олега Морозова и его зама Радия Хабирова «за помощь детям в Донбассе». Что дало Путину возможность набрать пару лишних очков, благодаря реакции в духе знаменитой сталинской большевистской скромности, мол, чего награждать, ежели это их работа: «Я их обниму, расцелую - этого достаточно, а потом посмотрим по результату».  Да и интервью Глинки после общения в СИЗО с Надеждой Савченко порой выглядят несколько двусмысленно, на что не раз указывала команда адвокатов.

Показательно, что и Елизавета Глинка, и Чулпан Хаматова были уже в этом, 2015 году, награждены руководством страны. Глинка - Знаком отличия «За благодеяние» (23 марта), Хаматова - Государственной премией (12 июня).

Также хороший пример защитных приемов в рамках благотворительности - отношение «Новой газеты» к Сочинской олимпиаде. Она, конечно, рассказывала в своих фирменных расследованиях о злоупотреблениях при подготовке к Играм, в строительстве. Но при этом объявила, что вот Паралимпийские игры - другое дело, святое. И о них «Новая», в отличие от других центральных изданий, будет писать подробно, а значит, по определению хвалебно, что отбелит и все Сочи-2014. Позиция безупречная нравственно и одновременно - все же несколько капель бальзама на душу власти.

Когда выяснилась сложная финансовая ситуация «Новой», и что уже к маю газета может перестать выходить в бумажном варианте, Дмитрий Муратов с гениальной психологической и дипломатической точностью упаковал это известие. Он сказал, что последний номер «Новой» выйдет 9 Мая, в день 70-летия Победы. И номер этот будет полностью посвящен ветеранам, их наградным листам. А после этого хоть трава не расти... В нынешней России с ее зашкаливающим культом Победы это был правильной ход. Бумажный вариант газеты все же остался.

Кстати, как всякая газета, занимающаяся расследованиями, «Новая» бывает полезна и для правильно организованного «слива». Так именно в этой газете в начале мая вышел «строго конфиденциальный» доклад, подготовленный, как позже вияснилось, концерном ПВО «Алмаз-Антееем», который и делает «Буки». В нем ответственность за сбитый «Боинг» возлагалась на украинскую сторону. Впрочем, в предваряющем публикацию тексте редакция вежливо дистанцировалась от доклада и заявила его не как истину, а лишь как площадку для обсуждения и критики. А поскольку объектов для критики в том материале было с избытком, то и публикация эта, в конечном счете, была полезна не только для российской власти. Однако «Новая газета», не погрешив против совести, опять-таки набрала несколько лишних «баллов лояльности».

А «дымовой завесой» в тактике выживания «Новой» является подчеркнутая эмоциональность, резкость высказываний ее руководства. И здесь снова нужно вспомнить о «двух святых» хранительницах издания. Один из новогодних материалов, итоживших 2014 год, был написан замом главного редактора Сергеем Соколовым и назывался «Травля». Вот ключевая цитата из него:

«Травили Елизавету Глинку (Доктор Лиза) - те, которые как бы за «европейские ценности». Но не кажется ли вам, что в данном контексте закавыченные словосочетания - дикость. Хотя бы потому, что у людей с ампутированной совестью ценностей просто не может быть.

О Докторе Лизе отдельно.

Ева Савицкая - «Новая газета»

Чулпан Хаматова. Фото: «Новая»

Ей досталось за то же, за что когда-то доктору Леониду Рошалю и Чулпан Хаматовой. За спасение человеческих жизней».

По-моему резкость и некорректность высказываний очевидна: непонятно, почему те, кто упрекают Глинку (а равно и Рошаля с Хаматовой) за близость к авторитарной власти - «люди с ампутированной совестью». Тут, как минимум, можно спорить. Но зато как лихо отделал Соколов либеральную «демшизу», показав, что он и его газета не такие, а как раз вполне умеренные.

Позже, уже весной, Хаматова в интервью эстонской газете скажет, что и сейчас поддержала бы Путина на выборах, если бы он построил лишний корпус для ее детской больницы. Конечно, она тут же получила за это очередную порцию болезненной критики от либерал-принципиальной публики. И главред Муратов после этого распалился еще больше: «Люди, которые нападают на нее, - гореть им в аду!» В свою очередь, недавний руководитель Союза журналистов Игорь Яковенко написал большой текст, доказывающий Муратову, что он не прав. Слова Хаматовой, как минимум, неоднозначны. И это стало фиксацией факта - цель достигнута. Муратов и «Новая газета» набрали «баллов лояльности», которые позволят им существовать дальше.

Взвинченность при обсуждении разных вопросов с идеологически близкими, позволяющая продолжить критику идеологически чуждых, что сейчас при власти. Осуждение пены на губах ангела, борющегося с дьяволом - вплоть до появления еще большей пены на собственных устах. Увы, таковы сегодня условия игры. Иначе «Новой газете» в нынешней России не выжить.

ЖУРНАЛ «THE NEW TIMES»

Руководство журнала позиционирует его, как продолжение того «Нового времени», что появилось в 1943 году (и до 1945 года называлось «Война и рабочий класс»). Журнал издавался на многих языках мира и выполнял те функции, которые сегодня исполняют Russia Today и Sputnik. То есть нахождение и переагитирование в свою пользу «полезных идиотов» по всему миру.

В перестройку московское «Новое время» стало одним из заметных рупоров горбачевской гласности, но с окончанием перестройки журнал тихо угас. В 1998 году «Новое время» перезарегистрировалось. В 2006 году его купила Ирэна Лесневская, годом ранее вынужденная продать созданный ею телеканл Рен-ТВ. В феврале 2007 года журнал вышел под новой маркой - The New Times. Первоначально его возглавлял Раф Шакиров, уволенный из «Известий» по настоянию Администрации президента - за публикацию страшных полосных снимков кровавого штурма силовиками школы в Беслане, захваченной террористами (2004). Через пару месяцев он ушел, не согласившись с правозащитной и критической по отношению к власти позицией журнала (что да, то да; для примера - после статьи Натальи Морарь «Черная касса Кремля», вышедшей в «Новом времени» в том же 2007-м, ей был запрещен въезд в Россию).

Главредом какое-то время была сама Лесневская. А в 2009 году она пригласила на этот пост Евгению Альбац. И в 2013 году подарила журнал ей, веря в ее профессиональную порядочность и либеральную неподкупность.

 Дни.Ру

Евгения Альбац. Фото: Дни.Ру

Защитная линия Евгении Марковны перед российской властью - это сочетание открытого западничества (что уже и из названия видно) с твердым декларированием государственничества, прочувствованного российского патриотизма.

Альбац, с молодых лет работавшая в «Московских новостях», в 1990-2000 годах закончила магистратуру и докторантуру Гарвардского университета, написала и защитила там диссертацию «Бюрократия и российская трансформация: политика приспособления», завела обширные знакомства. С тех пор она входит в различные международные советы и жюри престижных премий. Альбац обожает показывать свое безупречное английское произношение, проявляющееся даже в самых коротких словах, вроде «Yes!» и «ОК!». Она часто апеллирует к высокому авторитету западной гуманитарной, прежде всего политологической науки. А поскольку в нынешнем российском руководстве людей с таким образованием, мягко говоря, негусто, то это оказывает существенное воздействие. И просто так трогать The New Times и Альбац с ее связями (помните Мачеху из «Золушки»?) может оказаться себе дороже. Или, как галантно сказал президент Путин после убийства Анны Политковской: «Это убийство наносит действующей власти больший урон и ущерб, чем ее (Политковской) публикации».

Но это бы все не имело смысла, если бы Евгения Марковна не убедила чекистов, стоящих у власти, еще и в своем беззаветном патриотизме. Ее позиция примерно такова: «Я отсюда не уеду. Я хочу, чтобы здесь стало лучше. А вы все просто мало книжечек читали и ничего не понимаете, как что обустроить». Ее в Кремле могут воспринимать, как врага, пусть искренне ошибающегося, но все же патриота России. Однако - не «предателя» (а это для Путина, воспитанного на книге и фильме «Щит и меч», самое страшное). К тому же Альбац при всяком удобном случае подчеркивает, что ее отец в годы войны был грушником, работал в немецком тылу на территории Украины. А для спецслужбистов с их установкой на групповщину и это важно: да, оппонент, но по происхождению все же своя.

Порой Евгении Марковне, как и другим более-менее «системным» российским либералам перед тем, как перейти к жесткой критике, приходится исполнять ритуальный танец вежливости. Так 18 марта 2014 года путинская «крымская» речь в Украине и на Западе была воспринята, прежде всего, как ремейк судетской речи Гитлера.

Однако Альбац перед тем, как перейти к разбору тяжелых последствий захвата Крыма для России, сумела найти в этой речи множество пунктов, радующих русского либерала (не удивляйтесь некоторому косноязычию, это расшифровка прямого эфира на радио): «Нет, я вам вообще скажу, что сегодня так много всего было замечательного в этом выступлении Путина. И, вот, ну, первое, конечно, что он понимает людей, которые выходят протестовать против коррумпированной власти. Второе, что он понимает, что нормально, что люди хотят изменить власть и что это должно происходить в результате выборов. Речь его, посвященная и Косово, и другим проблемам, и тому, что происходило в Крыму, он говорит о том, что нарушение прав человека не имеет суверенитета. Это правозащитная позиция, позиция Хельсинской группы, позиция Третьего протокола Хельсинского совещания. Это очень важная позиция о том, что нарушение прав человека не может быть внутренним делом страны. Об этом сегодня говорил Путин очень подробно. Он также говорил о том, что только народ является источником власти. Абсолютно его в этом поддерживаю. Просто абсолютно. Ну и, наконец, было очень интересно услышать прямую цитату из Алексея Навального. Просто прямая цитата из Алексея Навального о том, что русская - самая большая разделенная нация в мире (это просто прямая цитата). Поэтому в этом смысле я просто вижу, насколько Владимир Владимирович внимательно прислушивается к голосу оппозиции и принимает на вооружение тезисы оппозиции. И меня это очень порадовало».

Обратите внимание, это вообще очень характерно для творческих менеджеров российских СМИ: когда Путин говорит, что-то вроде «дважды два - четыре» - «абсолютно, ну просто абсолютно его в этом поддерживать». Не очень стыдно, но баллы в копилку падают.

Иногда, правда, получается более сомнительно. Журнал аранжирует материалы, их подачу, оформление так, что подыгрывают кремлевской агрессии, лавровской дипломатии. Впрочем, делают аккуратно, вежливо по отношению к Украине, с соблюдением стандартов западной журналистики об изложении нескольких точек зрения.

Вот, например, первая половина февраля 2015 года. Все горячей бои под Дебальцево, российская агрессия все явнее. Что же дает The New Times? №4 от 9 февраля. Заголовок и вынос фото на обложку - «Антигражданская война». Акцент - на страданиях мирного населения, а не на том, кто нагнетал военную обстановку в те дни (плюс намек на то, что война не только «антигражданская», но и «гражданская»). Материал внутри журнала - «Огонь на поражение. Всех.   Корреспондент The New Times ведет репортаж из районов подконтрольных армии самопровозглашенной ДНР». Ясно без комментариев, идем дальше.

The New Times №5 от 16 февраля 2015 года. Номер к годовщине падения режима Януковича. На обложке - мрачный фотоколлаж с изображением знаменитой стелы на Майдане и заголовок «АГОНИЯ. От Майдана до Минска». Да, если посмотреть материалы внутри - то можно так понять, что имеется в виду агония коррумпированного режима в феврале 2014 года. Но это если смотреть и долго осмысливать. А сама по себе обложка, оформленная таким образом, несет однозначный месседж: прошедшие 12 месяцев - год агонии Украинской государственности «от Майдана до Минска».

Ну и желаемый в виду «баллов лояльности» повод для периодической внутрилиберальной ругани для главы The New Times - не проблема. У Евгении Марковны характер жесткий, амбициозный, эгоцентричный. Так что всегда находятся те, кого она обидела, и кто ее обидел.

ТЕЛЕКАНАЛ "ДОЖДЬ"

Теле«Дождь» впервые пролился на зрителей в 2010 году, как раз на экваторе так называемого президентского срока Дмитрия Медведева, когда многие верили, что его слова «Свобода - лучше чем несвобода» имеют какой-то смысл. Сам Дмитрий Анатольевич посетил офис нового телеканала на первую годовщину его существования, что тогда широко освещалось (надежды тогда вообще были ого-го, вот ведь и первое большое интервью в качестве президента Медведев дал «Новой газете»).

Вырос телеканал «Дождь» из радио «Серебряный дождь» (где, кстати, до 2010 года работал Владимир Соловьев, ныне - один из главных кремлевских пропагандистов). Его лидером и преимущественным владельцем была и остается Наталья Синдеева, рискующая ради идеи своим имуществом, вложенным в телеканал. А главный редактор на «Дожде» - Михаил Зыгарь, некогда один из ведущих журналистов «Коммерсанта» (еще до подкремлевского переформатирования этого холдинга).

Наталья Синдеева. Автор фото: Олег Кудрин

С окончанием медведевской оттепели и началом путинского подмораживания (2012) жизнь у «Дождя» усложнилась. В конце 2013 года после сюжета о кооперативе «Сосны», сделанного по итогам расследования Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального (незадекларированная недвижимость у чиновников и видных руководителей «Единой России» Вячеслава Володина, Сергея Неверова, других), уже начались проблемы.

Аппаратная оптимистического телеканала Дождь. Автор фото: Олег Кудрин

А в начале 2014 года накануне 70-летия полного снятия блокады Ленинграда в эфир вышел выпуск исторической программы «Дилетанты» (делаемой совместно с радио «Эхо Москвы»). В ходе обсуждения в прямом эфире был задан вопрос: «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы спасти сотни тысяч жизней?». Вообще-то планировалось, что после этого основной удар нанесут по «Эху», но оно оказалось крепче защищенным, и власти хлестнули по «Дождю». Против него была организована масштабная кампания - с пикетами, отключением от сетей распространения, запретом на рекламу, негласным, но действенным. Канал был вынужден покинуть насиженное помещение и какое-то время вещал из московской квартиры.

Спустя какое-то время ситуация стабилизировалась. Но в каких условиях? Минимальный бюджет. Распространение преимущественно в интернете и по платной подписке - а значит, минимальный охват. Показательно, что в нынешнем формате премии ТЭФИ «Дождь» и не рассматривают, несмотря на высокое качество многих программ (а в 2011 при старой системе определения номинантов и победителей «Дождь» получил спецприз ТЭФИ). С такими ограничениями этот канал Кремлю скорее выгоден, как обложка «свободы слова» в России: вот, мол, у нас даже либеральное ТВ есть.

А вот особых защитных механизмов у телеканала нет. Ну, знакомства и контакты с некоторыми «системными либералами», имеющими выход на власть. Ну позиционирование его не как замшелого перестроечно-либерального, а как молодежно-либерального. Соответственно слоганы: Optimistic Channel, «Для тех, кому не все равно». Это наивный посыл власти - не убивайте оптимизм, оставьте какое-то самовыражение для чудаковатой нонконформистской части нового поколения. Синдееву приглашают на торжественные мероприятия кремлевского толка. И когда она излагает там примерно то, что написано выше в этом абзаце, ей тут же пеняют: «Ну вот, вас же позвали, вам дали высказаться. Значит, у нас есть свобода».

Аппаратная оптимистического телеканала Дождь. Автор фото: Олег Кудрин

В эфирах журналисты «Дождя» очень аккуратны. События частенько излагают в терминологии, предписанной Кремлем. Но при этом так интонируют и играют лицом, что это выглядит антикремлевским троллингом. Однако довольно милым и не столь уж злобным. То есть фига в кармане складывается не настолько большая и обидная, чтобы власти стоило ее отрубать не только от массовых сетей распространения, но и вообще.

По крайней мере, пока.

РАДИО «ЭХО МОСКВЫ»

Эта радиостанция - самая старое, знаменитое и популярное из либеральных СМИ в России. Впрочем, для выживания ему приходится предпринимать столь радикальные и серьезные меры самозащиты, что многие стали отказывать «Эху» в праве называться либеральным. И первый, кто это делает, главред «Эха» Алексей Венедиктов. Главный его тезис: «Мы не партийное радио. Мы - площадка для выражения мнения и дискуссий». И действительно, среди журналистов «Эха» твердые либералы вроде Ксении Лариной, Карины Орловой соседствуют со старым путинцем Алексеем Осиным, православным консерватором Алексеем Голубевым. В блогах сайта «Эха Москвы» - рядом с перепостами Андрея Илларионова, Аркадия Бабченко, Антона Ореха, Виктора Шендеровича, Евгении Альбац - тексты Захара Прилепина, Олега Царёва, Марии Захаровой (анти-Псаки российского МИДа), Максима Шевченко, Сергея Шаргунова. И те же персонажи в главных радиопрограммах «Эха», прежде всего, «Особом мнении».

Само по себе предоставление возможности высказаться всем - нормально, это один из главных принципов настоящей журналистики. Но когда жесткая пропаганда, доминирующая в остальных российских СМИ, представлена так широко (фифти-фифти) и в СМИ, все равно, несмотря ни на что, считающемся либеральным, это помогает дополнительно легитимироваться ей - этой самой пропаганде. Что думает обыватель в таком случае: ну уж если и в «Эхе Мацы» (давняя ксенофобская шуточка по поводу радиостанции) так говорят, значит, точно правда.

Венедиктов увлеченно поддерживает подобное равновесие. В конце прошлого года он жестко, принципиально защищал своего сотрудника Александра Плющева, имеющего либеральные взгляды (один и главных грехов Плющева был в том, что он позволил в программе «Своими глазами» корреспонденту «Лос-Анджелес Таймс» Сергею Лойко просто воспеть подвиг украинских киборгов, защитников Донецкого аэропорта.

Но зато сейчас в другом качании маятника энергично защищает, уже от либералов некую Лесю Рябцеву (назначенную им «помощницей главного редактора»). У нее, похоже, взглядов нет никаких, но есть большие амбиции, знание законов пиара (скандал как двигатель карьеры) и хамоватая антилиберальная риторика. Пока либеральная публика коллективно изумляется и возмущается ее грубыми, путаными постами (например, в одном, посвященном оппозиционному политику Михаилу Касьянову, бессчетное число раз повторялось слово «м...к»), Венедиктов потирает руки: напустил туману для Кремля. Пусть там посмеиваются над драчкой вокруг выскочки, а не отслеживают эфиры Плющева и Лариной. А то, что из-за Леси с «Эхом» распрощался его первый главред Сергей Корзун и растет число тех, кто запрещает перепощивать свои блоги, так это тоже полезно. Все - в копилку «баллов лояльности».

Алексей Венедиктов и Леся Рябцева

Алексей Венедиктов и Леся Рябцева. Фото: Илья Питалев / РИА Новости

Естественно, когда речь заходит о взаимоотношениях молодой амбициозной сотрудницы и стареющего руководителя, имеющего славу альфа-самца, появляются сплетни. Однако Венедиктов не против. Это одна из составляющих его сравнения, его стремления к взаимной идентификации с главным альфа-догом страны - президентом Путиным (только там чаще сплетничают о «спортивном гареме»).

В чем еще сходство? ВВП известен своими грубоватыми шуточками («Замучаетесь пыль глотать», «Отрежем все, что выросло»). У ААВ стиль несколько иной, но по тональности - тот же («Это у вас весеннее обострение, аптека - за углом», «Трус! Трусливый!», «Вы - тварь дрожащая»).

И еще... По уставу «Эха Москвы» главред, избранный на общем собрании коллектива (где у Венедиктова в последние годы конкурентов нет, как и у Путина), имеет практически диктаторские полномочия. Венедиктов, талантливый журналист и блестящий менеджер, не просто пользуется этими полномочиями, но постоянно выпячивает их, частенько говоря о себе в третьем лице: «Все решает главный редактор!», «Как скажу, так и будет!». По тональности это вновь-таки похоже на путинское самоощущение (ярче всего проявленное в документальном фильме о захвате Крыма).

При этом Венедиктов не устает напоминать о своих особых отношениях с Путиным, начавшихся когда тот еще был всего лишь замглавы Администрации президента при Ельцине. Правда, ААВ сам говорит, что эти взаимоотношения в значительной степени мифологизированы. Но кто же, как не он, больше всех способствует такой мифологизации. В результате в глазах чиновной кремлевской обслуги часть путинской монархической сакральности и легитимности переходит на Венедиктова и его «Эхо».

Венедиктов также никогда не упустит случая набрать «баллов» за счет простейшей лести по указанному ранее принципу «Владимир Владимирович очень точно сказал, что дважды два четыре!». А еще Алексей Алексеевич регулярно наматывает свои знаменитые круги с «вискарем» по высоким чинам кремлевской власти.

В этом смысле, самое важное его дружеское приобретение последних лет - приятельские отношения с пресс-секретарем президента Дмитрием Песковым. «Эхо Москвы» не просто регулярно и оперативно дает в эфире и вывешивает на сайте песковские «прессухи», настригает из них самые свежие новости, но и пользуется инсайдами за счет прямого звонка Пескову.

Кроме дружеских посиделок тут еще присутствуют своеобразных юмор журналиста-новостника, когда в эфир «Эха» засылается новость: если дочь Пескова блестяще сдаст экзамен, то глава семьи сбреет усы. Запустили, посмеялись, забыли? Нет, чувство родственной близости и некоторого долга, уже почти семейного, у Пескова останется.

Фото: 28-300.ru

Своеобразный и очень эффективный манипулятивный, риторический, психологический прием изобрел Венедиктов для обязательного в российских СМИ признания в глубоких и искренних патриотических чувствах. Раньше он просто говорил: «Да хватит об Америке (Украине, Германии...). Давайте о России говорить, мы же хотим, чтобы в нашей стране стало лучше и правильней».

Теперь же он все чаще говорит безлично, используя прием полного неразличения брендов ААВ и РФ: «Мы воюем с Америкой. Украины - нет, это территория, на которой мы соперничаем с США...» Вот и пойми: это что? «мы» - это кто? Мнение политэлиты, массовое бессознательное россиян, консолидированное суждение аналитиков, в число которых Алексей Алексеевич включает и себя...

Если его не прижать к стенке (а Венедиктов умеет юлить, выкручиваться), то каждый может посчитать так, как ему нравится. А «баллы лояльности» вновь накапливаются.

Украина, вообще, очень удобный для Венедиктова, как персонифицированного «Эха Москвы», плацдарм для собирания урожая «баллов лояльности». Серьезных жестких, неуступчивых украинских аналитиков, историков, ученых-гуманитариев, владеющих темой, на эту площадку зовут очень неохотно. Поэтому об украинских проблемах тут чаще всего рассуждают либо спецкоры «Эха», либо подрабатывающие в Украине легионеры, вроде Евгения Киселева, либо московские и петербургские аналитики, историки, гуманитарии, хоть каким-то боком касавшиеся украинской тематики. Поэтому, скажем, тезис «Бандера - фашист, бандеровцы - фашисты» на «Эхе Москвы» практически аксиома.

А ведь так было не всегда! В 2005 году в российском издательстве ЭКСМО серии «Русский бунт» вышел цикл книг, подготовленных журналистами, работавшими в архивах - Александром Андреевым и Сергеем Шумовым: «Петлюровщина», «Махновщина», «Бандеровщина». Слова с такими суффиксами звучит грубовато, но эти книги были сделаны честно и объективно, без традиционного для России вываливания украинской темы в дегте и перьях.

Так вот, 21 октября 2006 года в эфире программы «Не так» была беседа Алексея Венедиктова и Александра Андреева, посвященная книге «Бандеровщина». А в ней хорошо, подробно и вполне объективно излагалась биография Степана Бандера, история ОУН и УПА. Венедиктов даже хвастался, что эта самая книга подарена ему автором: «Я думаю, что они (книги, - ред.) раскуплены. Но Вы мне подарили. Это я слушателям говорю: «А вы завидуйте, да!» <>

Книга "Бандеровщина" (2005), подаренная главреду "Эха Москвы" А.Венедиктову автором А.Андреевым

Действительно, как не позавидовать счастливому обладателю «Бандеровщины», имеющему возможность изучать на досуге подлинную историю ОУН-УПА. Но столь раскованное освещение данной темы на «Эхе Москвы» длилось недолго. Похоже, ААВ вскоре узнал о глубоких украинских-антиукраинских комплексах ВВП - и все поменялось.

С тех пор честные и наивные попытки некоторых украинских журналистов что-то разъяснить Венедиктову в украинской проблематике и истории абсолютно бесполезны. Не волнуйтесь, он на самом деле все знает. Но в разговоре об Украине Венедиктов не ищет истину, а ловко манипулирует с целью одержать полемическую победу. И значит, набрать как можно больше  «баллов лояльности», чтобы иметь возможность жестко критиковать Кремль с либеральных позиций в других вопросах (или, как любят нынче говорить на «Эхе», в других кейсах).

Вспоминается, как больше года назад Роман Скрыпин на Громадськом ТБ завел разговор с Алексей Алексеичем без подготовки, полагаясь лишь на харизму, обаяние, остроумие. И был разбит в пух и прах. Поскольку в Украине и в самые иезуитские времена Кучмы, и в самые темные времена Януковича не было в журналистике такой выучки в полемической схоластике, такой хитромудрой византийщины, какие сложились в России за 15 лет гэбистского правления. Напоследок у Романа даже фирменной его отвязной грубости не получилось. Он сказал, что-то вроде «Будут меня учить жизни люди с газпромовского СМИ». На что Венедиктов тут же привычно ответил, что «Газпром-Медиа», владеющее большей частью акций «Эха», в общем-то, не при чем, потому что радиостанция имеет положительный баланс, а значит прибыльная. И ежегодно выплачивает своим акционерам некоторые дивиденды. (Как будто, эта копеечная прибыль что-то значит для Газпрома, дали бы команду - и «Эхо» тут же прихлопнули б).

* * *

Читая, смотря и слушая либеральные российские СМИ бессмысленно обижаться на какие-то материалы в них или так уж радоваться тому, что пришлось по душе. Людям среднего поколения и старше нужно научиться выносить за скобки общие ностальгические воспоминания о московской прессе времен перестройки и гласности.

Странно было бы требовать и от самых честных журналистов в Москве, чтобы они во имя высоких отвлеченных принципов либерализма и демократии ставили главной целью своего существования освещение событий в Украине с украинских же позиций (на такое были способны Новодворская и Немцов, но их уж нет). У российских либеральных журналистов свои задачи - выживание в авторитарной стране, воюющей с Украиной, имеющей идефикс - разрушение Украины в ее подлинно независимом варианте.

Эти люди работают под постоянным прессингом, под каждодневным риском закрытия, в условиях «взбесившегося принтера Госдумы», регулярно штампующего новые ограничивающие законы, под прицелом килера и риском отравления. Спасибо им за то, что работая в стране, где политика и дипломатия стали синонимом подлости, сами постоянно вынужденные идти на компромисс, они все же держат планку и не превратились в щедринских «либералов применительно к подлости». 

 

Олег Кудрин, Укринформ.

Источник: 
PRпортал

Comments (0)

Leave a comment

2 + 8 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.