«Это у вас нестыковка в голове». Как Лукашенко, отвечая на острые вопросы ВВС, превратил интервью в поток хамства, угроз и пропаганды

Белорусский диктатор Александр Лукашенко назвал «абсолютно нормальными» действия пограничников Беларуси в миграционном кризисе на границе с Польшей и заявил, что ему «глубоко наплевать» на мнение стран Запада о его легитимности.

 

Об этом самопровозглашенный белорусский «президент» заявил в интервью ВВС. Оно проходило без переводчика: журналист ВВС Стивен Розенберг задавал вопросы диктатору на русском языке, коснувшись масштабных репрессий в Беларуси, сотрудничества Александра Лукашенко с Владимиром Путиным и текущего миграционного кризиса. Однако вместо ответов корреспондент получил лавину фамильярных упреков, угроз, неубедительных оправданий и откровенных попыток сменить тему вопроса на пропагандистские посылы.

 

«Аргументация и то, как вел себя Лукашенко в разговоре с корреспондентом Би-би-си Стивеном Розенбергом, представляются нам важными для понимания личности человека, которого называют «последним диктатором Европы», — отметили в редакции Би-би-си, публикуя полную расшифровку этого разговора.

НВ выбрал из него самые странные реакции Лукашенко на острые вопросы, которых ему давно никто не задавал. Мы обобщили вопросы Стивена Розенберга, поскольку ему приходилось возвращаться к каждому из них по несколько раз: Александр Лукашенко неоднократно перебивал корреспондента и уходил от темы.

 
 

Зачем Лукашенко собрал мигрантов с Ближнего Востока в Беларуси и использует их как инструмент?

Покажите мне текст, где я сказал: «Приходите к нам»! Позвали — это значит, Стив, приходи ко мне в Беларусь, вот я тебя попросил, я говорю, приходи. […] Повторяю: они будут идти через Беларусь, потому что они идут не ко мне, а к вам [в страны Запада]. Вот в чем был смысл. Но я их сюда не звал, и я не хочу, если откровенно говорить, чтобы они шли через Беларусь. […] А кто проволоку резал — так вы мне скажите, где резали, кто резал и назовите имя этого солдата. А вот так говорить, что некоторые вам сказали, кто-то там позвонил, кто-то в деревне сказал…

Вам не верю, абсолютно. Я верю фактам. […] Еще раз говорю: если вы меня упрекаете в том, что мы помогаем мигрантам туда проникнуть, вы положите факты на стол, к стенке меня поставьте этими фактами. А просто так «несколько мигрантов»…

Почему это нормально — штурмовать границу при пособничестве силовиков Беларуси?

Абсолютно нормально. Только не выхватывай из общего контекста один эпизод. И теперь слушай, как было. [Далее Лукашенко попытался доказать, что штурм границы с использованием камней произошел после того, как польский офицер якобы «фактически направил» мигрантов к пункту пропуска]. Почему мои пограничники должны были их сдерживать? Мы вообще надеялись, что этот конфликт действительно этим закончится [допуском мигрантов в Польшу и Германию], особенно после разговора с Меркель. […] И мы вам это докажем, потому что этому есть свидетельства, зафиксированные вами — Би-би-си и Си-эн-эн, — и нашими и российскими журналистами.

«Я там находился, я наблюдал — вас там не было. Я говорю то, что я видел», — возразил Лукашенко журналист. «Значит, не все видел. На коленях стояли люди. Покажи ему кадры — перед колючей проволокой стоят беженцы и просят у поляка прощения и пропустить их туда!» — ответил на это белорусский диктатор.

Как к Лукашенко обращалась Меркель? Беспокоит ли его вопрос легитимности и помнит ли он, что в Евросоюзе его не признают легитимным президентом?

Слушайте, а мне наплевать на то, что в Евросоюзе вы думаете о президенте Беларуси. Меня избирал не Евросоюз. Вы меня не признаете четверть века. Вы, Стив, просто не в курсе дела, наверное: четверть века меня не признают в Евросоюзе. Ну и что?

А что касается, как она [Ангела Меркель] ко мне обращалась, я, конечно, вам могу это сказать. Вас это не устроит. Возьмите стенограмму у немцев. И посмотрите, как ко мне обращалась, исключительно "господин президент", а я к ней обращался — «госпожа канцлер».

Мне не важно абсолютно, как вы будете меня считать — легитимным или не легитимным. Вы лучше разберитесь, как вы будете с Байденом общаться, он для вас легитимен или нет? С моей точки зрения — нелегитимный […] Подожди, не перебивай меня. Я не против того, что вы вопросы задаете, я провожу параллели. Чтобы вы поняли, что мне глубоко наплевать на то, что обо мне сегодня думают в Англии или в США или Евросоюзе. Потому что весь мир увидел ваше лицо. И вы его видели на этой границе. Поэтому я особо не парюсь, как вы там ко мне относитесь. Найдем мы для себя партнеров и союзников. Без Великобритании — мы не очень-то с вами сотрудничали до этого. Ну не хотите — ну и не надо. Не умрем, как вы хотите, мы не умрем, мы будем жить. И будем жить с каждым днем все лучше, потому что у нас есть страны, с которыми мы сотрудничаем — огромные страны.

 

Где проявления всенародной любви к победителю выборов, который якобы набрал 80%, и почему вместо этого тысячи людей вышли против Лукашенко по всей стране?

Это у вас нестыковка в голове, у вас и у ваших патронов. ЦИК назвал эту цифру 80%. Это факт, законный факт. Вы говорите толпы вышли и прочее. Стив, 25 лет толпами ходят по Минску после выборов ваши сторонники в Беларуси! Приходили с фашистскими знаменами и так каждые выборы — в 2010-м году они разбили палаточный город в центре Минска. […]

Вы слушать не умеете? Только в этом году это было более подготовлено с вашей стороны, вами — фондами немецкими, английскими, американскими, деньги вбросили, людей здесь на фоне пандемии подготовили, и этот процесс занял чуть больше. […]

Послушай меня! Не толпы ходили здесь, а максимум, когда собрали со всей страны, услышь меня, со всей страны! Ты из Москвы должен был это видеть, со всей страны собрали! На пике было 46 700 или 46 600 человек здесь в Минске. Ко Дворцу независимости их пришло около 20 тысяч, когда я тут с автоматом бегал. […]

Если не будешь слушать, разговор закончится. Если ты этого хочешь. Поэтому 80% — это законный неопровержимый факт. Других цифр у вас нет. […] И люди все больше и больше прозревают. И сегодня их уже не 80%. Сегодня их 87%, а может и 90%.

В ответ на попытку Стивена Розенберга, находившегося в дни протестов в Минске, возразить, что людей на улицах города было намного больше, Лукашенко заявил: «Не ври! На площади Независимости никого не было. Там был один митинг, на котором я выступал. Ну по 10−15 человек проходили в костел. Поэтому не ври».

Почему называет всех оппонентов предателями и врагами?

Это не мои предатели, Стив, это предатели белорусского государства! Они сбежали за границу и там сидят. […] Все лидеры финансировались Западом. В противном случае они бы там прибежище сегодня не нашли.

 

Слушай, Стив, что ты мне рассказываешь? Эти все тихушки, лохушки, цепкалы — они у вас сидят! Почему? Потому что это ваши люди, и вы их финансировали. Они же не побежали в Китай — их бы там не приняли, потому что они к ним не имеют никакого отношения. Что ты темнишь? Ты же это прекрасно понимаешь! А ты меня попрекаешь «репрессии, репрессии». А что ты от меня ожидал? Я должен был защитить страну и свой народ. И я это сделал.

Зачем силовики избивали протестующих и пытали задержанных, например в СИЗО на Окрестина?

Не надо, не надо! Я это признаю, признаю [в ответ на попытку журналиста показать кадры побоев]. Вы только бойцов из Окрестина не показывали, что они были избиты. Вы не показывали, как машинами атаковали наших милиционеров на улицах. Были и с той стороны. Драка шла. Драка, которую вы, Запад, создали у нас, она была, я это признаю.

 

Я тебе задаю вопрос, почему вы это у нас видели, а в Америке [во время штурма Капитолия ] это не видели и не дали оценку. А как вы в метро людей хватали в Лондоне, как вы хватали их, избивали, когда у вас были демонстрации! Вы же там не церемонились. И к счастью, Би-би-си это показывала, только комментировали по-своему. Поэтому тот, кто нарушает закон — к нему соответствующее отношение. А по поводу мирных демонстраций вы успокойтесь. Мы знаем, кому давали деньги и кто финансировал эти протесты в Беларуси. Вот оттуда оно все идет, и до мигрантов дошло. Поэтому не надо тут поворачивать и упрекать меня в чем-то.

Почему Лукашенко уничтожает гражданское общество в Беларуси (с июля ликвидировано 270 некоммерческих организаций)?

Покажите Бабий Яр в Беларуси, где уничтоженные там валяются! Отвечаю на твой вопрос, не трудись: вырежем всех мерзавцев, которых вы финансировали. Ах, вы озаботились, что мы уничтожили ваши структурки, НКО, НПО и прочие, которые его финансировали! Мы людей, которые работали на Беларусь, которые помогали людям, пальцем не тронули, а тех, которые пользовались вашей помощью, получая от вас финансирование, и громили здесь, ваших, которых вы видели здесь в Минске — мы, если мы кого-то не ликвидировали, то мы их ликвидируем в ближайшее время.

Отвечаю на твой вопрос, не трудись: вырежем всех мерзавцев, которых вы финансировали
 

Известно о 873 политических заключенных в Беларуси — сколько их на самом деле?

У нас нет политической статьи, Стив, по которой мы уже осудили или судим людей. У нас их нет. Это люди, нарушившие белорусское законодательство и сколько их — у вас же 300 было, 400, 600, теперь уже 870. Завтра вам Фишер из Америки скажет, что их 980 — вы будете подпевать.

У нас нет политзаключенных! Ты что, не слышал?

А Мария Колесникова?

Это ваш агент. Сидит, потому что она нарушила закон.

Она съела паспорт — это ее дело.

Какая месть? Я женщине буду мстить? Ну, скажите, ну какая причина с моей стороны, чтобы ей мстить? Она не была даже кандидатом в президенты. Что она возглавила? Покажите хоть один кадр, где она что-то возглавила.

Чему Лукашенко научился у Путина?

Когда спросите у него, чему он у меня научился, вам понятно станет, чему научился я у него. Точка.

Каким будет союзное государство РФ и Беларуси? Будет ли в нем один лидер?

Союз — это два суверенных независимых государства, которые выстраивают этот союз. Когда вы [Великобритания] с американцами устраиваете союз, речи не идет о том, что у вас не будет королевы и парламента.

«У нас нет союзного государства», — возразил Стивен Розенберг. «У вас союз есть, и вы мне задали вопрос, поэтому слушайте мой ответ, — заявил Лукашенко. — Беларусь и Россия, которые выстроят союз, и он будет мощнее, чем унитарное государство. А вопроса „один президент, два президента“ мы никогда с Путиным, клянусь вам, этот вопрос не обсуждали. Никогда. Потому что такого вопроса в повестке дня не стоит».

Сядет ли Лукашенко за стол переговоров с оппозицией по совету Путина?

Он мне ничего не советовал.

Я могу параллель провести: вот как только Путин с Навальным сядут за стол переговоров, я мгновенно со Светланой [Тихановской] начну вести переговоры.

 

Зачем все время ссылается на Вторую мировую войну? При чем она к ситуации в Беларуси?

Как при чем? Вы молиться на нас должны до сих пор, причем молиться потому, что мы воевали против фашизма вроде в коалиции с вами, вы не помните? Вроде с англичанами в коалиции. Помните дядьку, который сигары все время ходил и курил, и у нас с трубкой, вы этого не помните?

Вы за Вторую мировую войну с белорусским народом еще не разобрались, не рассчитались за те потери, которые мы понесли. Еще 100 лет не прошло с начала войны, а вы уже вырвались опять в этот дом и пытаетесь новую войнушку развязать. Да никто не понимает, что, если мы развяжем здесь войну в Беларуси, будет втянута НАТО и будет втянута Россия. Это ядерная война.

Источник: 
PRпортал