«Эти руки ничего не крали»: как в Раде мухлюют документами президента и не только

Законопроект о децентрализации должен был стать главным текстом на прошлой неделе. Но в четверг Владимир Зеленский вдруг отозвал поданный им ранее проект закона “О внесении изменений в Конституцию Украины (относительно децентрализации власти)” (регистрационный номер 2598).

Произошло это не только потому, что посольства Германии и Канады раскритиковали этот документ как ограничивающий права общин.

И не только потому, что в большинстве нет за него голосов. Ведь законопроект предусматривает введение должности префекта, которая раздражает нынешние местные элиты, и они хотят выбросить его из текста, а потому за законопроект не дают голоса мажоритарщики из числа “слуг”.

Была еще одна причина, которая обещала “слугам” новый скандал.

Дело в том, что Офис президента подал к законопроекту сравнительную таблицу, которая не соответствовала основному тексту.

Оба документа зашли в Раду 27 декабря 2019 года.

В понедельник на заседании комитета по вопросам местного самоуправления поправки от Зеленского были поддержаны большинством. Но потом депутаты от оппозиции увидели, что основной текст расходится со сравнительной таблицей.

“То есть, например, в законопроекте президента срок полномочий главы областного и окружного совета составляет 1 год, а затем ротация. А вот в сравнительной таблице срок полномочий – не ограничен, и ротации – нет. А текст главный? А за что голосовал комитет? И что теперь делать?” – отметила депутат Алена Шкрум от “Батькивщины”.

Нардеп уточнила, что по правилам текст законопроекта необходимо было отозвать, доработать и снова внести в парламент, но этого не сделали.

И на сайте ВР текст документа просто заменили исправленным от 14 января. При этом новый текст загрузили с датой 27 декабря.

Как говорит Шкрум, из-за этого все, кто знал об этой замене, могли были ходить на допросы и давать показания по уголовному делу о подмене текста законопроекта и превышении полномочий государственными служащими.

На это руководители “Слуги народа” развели руками и сказали, что это случайность.

Только это неправда. Месяц назад аналогичная история произошла с Избирательным кодексом.

Как известно, президент осенью ветировал кодекс и подал свои 17 предложений в форме эссе.

Благодаря этому парламентский комитет существенно доработал текст документа, так что их поправок оказалось больше, чем президентских.

Депутаты от оппозиции устроили бунт, требуя убрать комитетское творчество в отдельный законопроект. Спикер Разумков согласился и снял текст с рассмотрения. После этого была создана рабочая группа, которая должна была поработать с кодексом так, чтобы там остались только поправки президента.

Вместо этого через неделю депутаты от оппозиции заметили, что “Слуги народа” пытаются им подложить письмо, якобы написанное президентом и датированное не сентябрем, а ноябрем. Оппозиция устроила еще один скандал спикеру Дмитрию Разумкову. Тот был удивлен – депутаты ему поверили, хотя у них и закралось подозрение, что его заместитель Руслан Стефанчук был в курсе этих манипуляций, но скандал уже дальше не выносили на публику, а договорились развести правки в два законопроекта.

Два одинаковых случая говорят о тревожной тенденции.

И это происходит не только в комитете государственного строительства.

13 января Руслан Стефанчук сообщил, что рабочая группа по наработке законопроектов по народовластию собиралась уже 6 раз. Но состав группы спикер утвердил только 13 января. Кто собирался до этого?

Недавно скандал произошел в комитете нацбезопасности. Дело в том, что перед заседанием депутатам тексты законопроектов присылают в электронном виде. Их депутаты ночью и читают. Днем на стол им кладут бумажную версию, которую обычно уже никто не смотрит.

Поэтому уже после заседания комитета, когда был рассмотрен законопроект о разведке, депутаты узнали, что в бумажный вариант была добавлена ​​поправка, которая предоставляет право разведки Нацгвардии.

В четверг во время рассмотрения законопроекта № 1210 депутат от БПП Нина Южанина устроила разнос главе налогового комитета Данилу Гетманцеву за то, что часть поправок ко второму чтению были внесены от имени комитета.

“Я хочу донести до вас, господин председатель Верховной Рады, и всех депутатов, что я не понимаю, откуда взялось в этой Верховной Раде такое глобальное нарушение регламента: появляется такой новый субъект законодательной инициативы, как комитет, и он вносит поправки в те статьи, которых не было в первом чтении. И кто это такой, комитет, я так и не поняла, и ответа не получила”, – возмутилась депутат.

В кулуарах она также выразила опасения, что после новых изменений в регламент власть будет делать с текстами все, что захочет, а оппозиция даже утратит возможность говорить о своих поправках в зале.

Между тем помощники депутатов рассказывают о еще одной пока невидимой проблеме, которую несет электронный документооборот.

Сейчас, чтобы депутат подал законопроект, его соавторы должны его подписать электронным ключом. Для этого им дают доступ на определенное время исключительно с их рабочего компьютера.

С одной стороны, это хорошо, потому что депутаты перестанут подписывать то, что в глаза не видели, на коленке в зале. С другой, это затрудняет подачу законопроектов. Потому что если вдруг на несколько минут раньше аналогичный законопроект внесет другой депутат, то чтобы зарегистрировать документ как альтернативный, снова придется попросить депутатов сесть с ключами в одно время. Иначе законопроекта не будет.

Все эти истории собираются в тревожный звон, что в парламент заходят определенные авторитарные тенденции, и он становится лишь принтером при ОП. И потому совсем не удивительно, что даже заявление премьера об отставке несется в Офис президента, а не в Верховную Раду, как предусмотрено Конституцией.

Источник: 
PRпортал