Ученик дьявола. Научит ли Трамп Макрона плохому

Макрон - прогрессивный глобалист и убежденный евроинтегратор, безусловно, слишком левый на американский вкус. А тем более, на вкус Трампа. Но Макрон и Трамп выглядят неразлучными друзьями. Что может между ними быть общего?
 

Их отношения начались в минувшем мае в Брюсселе - стальной, до белых костяшек и играющих желваков, едва ли не рестлерской хваткой. Впоследствии младший из них скажет, что это был "момент истины", а жест был отнюдь "не невинным". Затем был июль, Париж, парад на День взятия Бастилии и беседа за ужином в ресторане "Жюль Верн" на Эйфелевой башне, и старший напишет, что горд оказанной честью. И вот теперь Вашингтон. Крепкие рукопожатия, поцелуи в обе щеки, объятия и талии в охапку. Лучащиеся улыбки и смеющиеся глаза. Дистанция на грани приличной. Это больше чем симпатия - это роман.  Оказывается, Дональд Трамп и в самом деле не гомофоб - по меньшей мере в одном случае. А Эммануэля Макрона, как выясняется, влечет не только к зрелым женщинам, но и к зрелым мужчинам - к одному как минимум. 

Желтоватое получилось вступление, не так ли? Но более-менее подобные пассажи содержат посвященные трехдневному визиту французского президента в Вашингтон статьи едва ли не всех мейнстримовых изданий по обе стороны Атлантики. Хотя, разумеется, при этом уточняется: речь все же о бромансе (bromance) - очень близких, практически братских отношениях, так что не фантазируйте. Впрочем, дружба Макрона с Трампом и впрямь выглядит хрестоматийной иллюстрацией этого понятия. Они настолько поглощены друг другом, что женщины выглядят едва ли не элементом декора: они привлекают взгляды, но не слух.

В общем, от такого сюжета впору слегка пожелтеть даже очень солидному изданию. Тем более что им дают к тому роскошные поводы. Еще бы - президенты дурачатся, "дают краба", бегают, взявшись за руки по лужайке, протискиваются в двери, обнявшись, похлопывают друг друга по спине. Школота - ни дать, ни взять.

Однако Трамп не был бы Трампом, если бы не стремился обозначить иерархию. Одно только шоу в Овальном кабинете чего стоило. "Сниму-ка я эту частичку перхоти, - заявляет он, снимая (или делая вид) что-то с пиджака Макрона. - Нужно сделать его совершенным... Он совершенен!"

Если уж говорить о совершенстве, то этот трюк, бесспорно, стоит таковым признать: продемонстрировав едва ли не отеческую заботу об Эммануэле, Дональд не только показал, кто здесь старший (причем речь, разумеется, не о возрасте - Трамп почти вдвое старше, а о доминировании), но и на весь мир заявил об изъяне гостя - которого, заметим, могло и не быть. Согласитесь, тонкое оскорбление. Которое Макрон - сам мастер изящных колкостей, вспомнить хоть путинский визит в Париж - снес безропотно и с легкой улыбкой.

Эта ситуация, пожалуй, дает ключ к происходящему. Помощник философа Поля Рикера, ставший президентом Франции, не хуже, чем шоумен, ставший президентом США, знает, что эффектное зрелище может служить эффективным инструментом. Они, возможно, и в самом деле искренне симпатизируют друг другу - но не стоит принимать эту симпатию слишком всерьез: возможно, она лишь удачно маскирует конфликт интересов.

Макрон - прогрессивный глобалист и убежденный евроинтегратор, безусловно, слишком левый на американский вкус. А тем более, на вкус Трампа - президента, расколовшего трансатлантическое единство и рассорившегося с ЕС. Президента, который плевать хотел на политкорректность, права человека и международные институты (это, разумеется, преувеличение, но к созданию такого имиджа приложились не только американские демократы и европейские левые, но и он сам).

Что может между ними быть общего? Тем не менее они обсуждают и предпринимают совместные действия - не в последнюю очередь в отношении сирийского режима, применяющего отравляющие вещества против собственных граждан. 
У кого-то это может вызвать стойкое ощущение дежавю - год 2001, президент США Джордж Буш-младший впервые принимает британского премьера Тони Блэра. Затем будет вторжение в Ирак и затяжная война, которая обернется сокрушительным ударом по репутации последнего, потерей избирательного преимущества Лейбористской партии, подрывом морального и политического авторитета королевства и, наконец, выходом из Евросоюза.

Пойдет ли Макрон по той же стезе, говорить, разумеется, рано. Но некоторое сходство все же просматривается. Во время визита в Париж Трамп вспомнил историю, написав в своем "Твиттере": "Франция - наш первый и самый давний союзник". Восстановление этого статуса вполне соответствует амбициям Макрона. К слову, британцы к этому относятся с нескрываемой досадой: как сетовали в Лондоне, французский президент чрезвычайно - то есть, слишком - активно поддерживал недавний удар возмездия по Сирии.

Ставка на "особые отношения" с Вашингтоном выглядит вполне логичной частью курса на восстановление роли Франции на международной арене, взятого еще Николя Саркози и продолженного Франсуа Олландом. Макрон, однако, идет дальше: помимо возобновления военной роли (начатого в Ливии и продолженного операциями в ЦАР, Мали и Сирии), он формирует претензию Парижа на глобальное лидерство в тех областях, где можно реализовать огромный потенциал Франции по применению мягкой силы - культуртрегерские и гуманитарные миссии, изменение климата, дипломатическое посредничество.

Тем более что перед Парижем открылось отличное окно возможностей: администрация Трампа зависла на шпагате между глобализмом и изоляционизмом, Ангела Меркель, как обычно, проявляет осторожность, ЕС обеспокоен самосохранением, кабинет Терезы Мэй - разводом с ЕС. Самое время - а французы любят, когда их правительство хорошо играет на мировой арене. Даже если с профсоюзами не срастется, такая демонстрация величия увеличивает шансы на переизбрание.

В общем, если Макрону удастся воспользоваться симпатией Трампа, то он сможет обернуть себе на пользу и обостряющийся конфликт Вашингтона с Тегераном, и сирийскую тему. И - стать главным переговорщиком с Америкой от Европы. Ведь не случайно его визит предшествует прилету Ангелы Меркель (в пятницу), с которой у Трампа отношения, прямо скажем, не задались, и ожидаемому телефонному разговору с Терезой Мэй. Кстати, столь насыщенная неделя указывает на то, что европейцев очень тревожит намерение Трампа разорвать договор с Тегераном по иранской ракетно-ядерной программе, и они намерены удержать его от поспешных шагов.

Однако - несмотря на теплый прием - хозяин Белого дома продолжает демонстрировать непреклонность. То же, в общем, относится и ко всему остальному. Макрону нужно вернуть США в климатическое соглашение, удержать Трампа от анонсированного (хоть и без даты) вывода войск из Сирии, отговорить от введения пошлин на европейскую продукцию. Но, похоже, нашла коса на камень. И улыбки с объятиями вряд ли это скроют.

 

Деловая столица

Источник: 
PRпортал

Comments (0)

Leave a comment

2 + 7 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.